Однако... Кто преодолел страх - научился плавать. Кто освободился от страха, тот научился нырять...
Главная > Единомышленники > Клуб культуры народов Севера "Ай пяях" > Клуб в СМИ > Журнал "Восточная коллекция" См.подробнее...

Журнал "Восточная коллекция" См.подробнее...

Передо мной лежит несколько вырезок из простой белой бумаги, присланных из Томской области. Они ещё не оформлены, не наклеены, без рамок и фона. И это замечательно! Какое наслаждение держать в руках эти лёгкие ажурные листочки, внимательно рас-сматривать, чтобы понять замысел и технику мастера, проникнуться настроением, с каким художник их создавал. Серия называется «Образ моей земли». Это земля хантов - суровая тайга - вонт, где обитает множество зверей и Лесной дух - вонт юнк, изображение которого напоминает маску шамана. Это земля Надежды Вяловой.
Горестные складки у рта, печально опущенные глаза Женщины-Земли как просьба и призыв беречь её богатство. Художницу волнует и беспокоит равнодушие, с которым сегодня относятся к захламлению земли свалками и мусором, к хищнической вырубке лесов, к бездумному уничтожению зверя и рыбы. «Раньше, - говорит она, - люди жили в ладу с природой и с собой. По своей сути человек потребитель. Но у хантов наносимый урон природе сводился к минимуму, они брали ровно столько, сколько нужно на пропитание». Надежда Вялова не тратит время и свои силы на выяснение, «кто виноват», для неё более важен вопрос «что делать». И главной своей целью она считает сохранение и возрождение исчезающей культуры хантов и селькупов, развитие национальных ремёсел. Для этого ей самой пришлось многое узнать, прочитать, многому научиться. Она освоила лозоплетение, шитьё и вязание на одной игле, бисероплетение, резьбу по дереву, по бересте, изготовление тряпочных кукол-оберегов, стараясь соблюдать народные традиции.
Я познакомилась с Надеждой Брониславовной в 2005 году в Москве на фестивале северных народов, куда она приехала с фольклорным танцевальным ансамблем, участвовала в представлении и аккомпанировала на варгане (народном язычковом струнном инструменте). Маленькая сухощавая женщина в национальном праздничном наряде хантов, исполнявшая композицию о птице, казалась воплощением чего-то диковинного, языческого, очень далёкого от нашей жизни. Говорят «Один В поле не воин», но это, пожалуй, справедливо для поля брани, а на поприще творчества каждый человек - личность и своим талантом способен изменить ход событий. Бот и Надежда Вялова практически в одиночку, без финансовой поддержки начала осуществлять свою просветительскую деятельность. Она резонно рассудила, что наиболее отзывчивы, восприимчивы и любознательны дети. Им жить на этой земле, и они должны, а главное - хотят знать, как жили их предки. Вялова придумала и разработала специальную программу, с которой посещает детские сады, школы, колледжи, университеты. Она рассказывает о жизни и культуре народов Севера, демонстрирует фотографии, бытовые изделия, сопровождая эти лекции небольшими спектаклями и игрой на комузе. Надежда Брониславовна восстанавливает народные хантыйские предания и легенды, основываясь на старинных сказах, поговорках, иногда кое-что всплывает из памяти, приходит из детства. Рассказывает она на двух языках - русском и хантыйском, чтобы дети слушали звучание родной речи, узнавали новые слова, порой такие ёмкие, что их и перевести непросто.

Иллюстрирует свои таёжные сказы Вялова удивительными вырезками из бумаги, как те, о которых говорилось В начале статьи. Вырезание из бумаги - совсем не традиционное искусство у хантов, хотя Надежда Брониславовна помнит, как в детстве удивлялась и радовалась вырезанным матерью из старых газет занавескам, которые просвечивали диковинными ветками-цветами, зверями. Сама она тоже вырезала снежинки, салфетки. И вот через несколько десятков лет Надежда Брониславовна вновь взяла в руки ножницы и, не зная ничего о тонкостях технологии вырезания, создала свой особый резной мир. Она никому не подражает, и среди известных мне сотен видов вырезок аналогов её работам нет.
Конечно, можно при желании найти в её вырезках недостатки - например, несколько грубовато акцентируются глаза на некоторых «портретах», не всегда тщательна отделка прорезей. Но в них есть главное вдохновение, чувство стиля и тонкий национальный колорит, который проявляется не в самом изображении, а в особой художественной образности, особой пластике, особой выразительности прорезей. В арсенале Вяловой - большой набор разнообразных видов прорезей, и она виртуозно ими пользуется, двумя-тремя штрихами подчёркивая настроение или обрисовывая силуэт. Плавные круговые или волнистые линии очерчивают кроны деревьев, лица, силуэты; короткие чёрточки-полумесяцы обозначают воду; косыми пилообразными прорезями изображаются брови, ресницы и оперение сидящих птиц; а ровными «зубьями пилы» - ветви елей. Использова-ние исключительно белой бумаги не случайно. Именно этот цвет придаёт вырезке лёгкость, воздушность. Плотные участки бумаги не давят, а как бы приподнимают рисунок над тёмным фоном, создавая некоторую иллюзию объёмности.
Удивительным образом в сюжетных иллюстрациях Вяловой сочетается безупречное владение линией и формой с детской непосредственностью рисунка и композиции. На одном «полотне», В едином художественном пространстве происходят разновременные события, неторопливо разворачиваясь на плоскости вырезки. Так, картинка к легенде «Старик И ворон» повествует о взаимooтнoшeнияx старика и птицы: «Когда-то на берегу реки жил старик, а рядом с ним поселился ворон. Когда старик плыл по реке, ворон летел вдоль реки; когда старик сидел на траве под деревом, ворон устраивался на высокой ветке над ним; когда старик спал в своей юрте, ворон охранял его покой. А старик кормил ворона мясом, рыбой, наливал ему воду». Точно так же и на вырезке иллюстрации к легенде «Кукушка и лебеди», одновременно изображается и дом, в котором жила женщина с двумя дочками. Дочки были ленивые, то и дело бегали к озеру смотреться в гладкие зеркальные воды.
Излюбленный композиционный приём Вяловой - создать доминанту, выделить центральную деталь так, чтобы в первый же момент привлечь внимание зрителя. А уж затем он начинает замечать окружающие фигуры. Эти миниатюры можно долго рассматривать и находить всё новые образы, как в загадочных детских картинках. Из хаотичного на первый взгляд нагромождения всевозможных прорезей выступают силуэты деревьев, фигурки птиц, зверей и людей, гармонично скомпонованных в вы-веренную композицию. Особенно наглядно этот приём проявляется в вырезках на «медвежью» тему, которых у Вяловой довольно много. В основе религиозных верований хантов - анималистические представления, духи-покровители выступают в облике животных. Медведь пользовался особым уважением, его культ стал у хантов общеплеменным. С ним были связаны определённые табу и комплекс обрядов, получивший название «Медвежьего праздника», который и сейчас является важнейшим элемен¬том национальной культуры. Ханты считают медведя «Хозяином тайги» и никогда не говорят «медведь», а только «ОН» или «Вечно ЖИВУЩИЙ». Когда разглядываешь картины вырезки «Медведь», «Весна», «Вечно живущий», первым де¬лом замечаешь огромное дерево, вырезанное позитивным способом. Постепенно, как при проявлении фотонегативов, начинают прocтупать другие деревья, трава, олени, птицы, люди, обрисованные скупыми штрихами-прорезями и потому кажущиеся почти призрачными. И вдруг обнаруживаешь, что сплошное белое поле картины - это медведи, силуэты которых сливаются с общим фоном и плавно перетекают в другие формы. Вот и говорят xaнты: «Пойдёшь в лес, Он - за ёлками, вверху, спереди, сзади".

Много разнообразных персонажей представлено на бумажной «сцене» вырезок Надежды Брониславовны, но, пожалуй, главным действующим лицом высту¬пает тайга, которая присутствует почти в каждой сю¬жетной картинке. То в виде отдельных могучих деревьев - кедра или ели, то В виде зубчатой кромки леса на горизонте, то персонифицируется в образе девушки или таёжной женщины Вонтан ни. Кедровая шишка - символ изобилия, силы и долголетия - венчает образ тайги. Узкие глаза это веточки с мелкими листочками или иголками; трава как серёжки. В обрамлении - орнамент. ампо-голь «собачья лапа» как олицетворение верности и преданности земле. Ещё почти обязательно присутствие птиц (одиночных или стаи), связанное с тем, что, по хантыйским поверьям, птицы после смерти уносят душу умершего человека на небо. Вот поэтому в фольклоре и на бытовых изделиях часто встречается «птичья» тема.

Можно назвать стиль Вяловой «наивом», «народным примитивом», но не хочется навешивать ярлыки, пригодные для живописи. По сути своей это глубокие, продуманные маленькие полотна с богатым содержанием и национальной эстетикой, с точно распре-делённым расположением деталей, очень самобытные и оригинальные. Художница никогда не делает эскизов или рисунков, сюжеты черпает из легенд или просто режет без предварительной задумки, как видит свой край, людей.
И сегодня Надежда Брониславовна продолжает собирать и составлять легенды, вырезать к ним иллюстрации. «Хочется, чтобы будущее поколение не забывало нашу историю, традиции, прошлую жизнь. Не отказываясь от нового, надо помнить и чтить старое» - таково жизненное кредо этой одарённой, увлечённой мастерицы.

Ася Алексеевна Петриченко научный сотрудник Домодедовского историко-художественного музея, хранитель коллекции бумажных вырезок.

Источник: журнал "Восточная коллекция"


Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 1527