Однако... Если считаете, что всё плохо, сделайте лучше! Докажите что можете!

Оглядываясь в прошлое

Памяти Николая Михайловича и Ирмы Ивановны Гаак.

30 октября 2017 года в день Памяти жертв политических репрессий ушел из жизни Николай Михайлович Гаак, депортированный в Каргасокский  район из Поволжья в 1941 году. Его жена,  Ирма Ивановна умерла в мае этого года. Здесь они познали любовь и создали семью, вырастили детей и обрели друзей, и до конца дней своих, считали Сибирь своей Родиной.

Наш дедушка, Гаак Яков Александрович, родился в 1869 году  в автономной республике немцев Поволжья.  В 1910 году с семьёй уехал на  Донбасс. Отец по окончании школы в Донбассе  пошёл  работать в шахту, и тут наступил 1917 г. Началась Октябрьская Революция, и он с товарищами ушли добровольцами к красным партизанам, затем партизанский отряд присоединился к Красной армии. Отец был зачислен в 101 Московский полк, где он воевал 3 года на фронтах Гражданской войны, имел 3 боевые награды, здесь же  вступил в ряды Коммунистической партии. По окончании войны отец работал в райкоме партии города  Краснолучинска (сейчас - Красный Луч), там он встретил Оттилию Ивановну, которая стала нашей мамой, в  1923 они поженились. В 30-м он решил ехать домой, на Волгу, в родное село, мне тогда ещёне было и года…

А в 1937 году,  ночью «Черный ворон» НКВД приехал за дедушкой,  вскоре арестованы были и мужья его трех дочерей.  Женщины воспитывали детей и  ждали своих мужей. Но, и по сей день о них ни слуху, ни духу. 

В 1937 - м я пошёл в первый класс, а 20 мая 1941 года сдалэкзамены за 4 класс. Ничто уже, казалось,  не  предвещало беды, но началась война.

…28 августа 1941 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР о выселении всех немцев Поволжья, нашу семью в том числе, на этом мое детство закончилось. Привезли нас осенью в Каргасокский район, посёлок Новоуралка, поселили 3 семьи в бондарню (поме-щение,где делают деревянные бочки).   Утром пришёл бригадир и всех отправил артельную картошку копать. Торопились, уже первые «белые мухи» пролетали. Копали картошку иребята четвёртого класса местного населения. Когда с картошкойуправились, местные дети пошли учиться, а меня не приняли. Нарабочем быке я возил из леса дрова: в школу, сельский совет, колхозную контору, баню. 1 сентября 1942 года я опять попробовалпопасть в школу, но председатель совета Гришаев, вернувшийсяс фронта раненый, злой на немцев, сказал: «Мы фашистов учитьне будем, ты хвосты быкам  будешь крутить». Я, хотя ещё пацан был, но тогда  оченьна негообиделся.

О себе далее: крутил я быкам хвосты, а сам всё думал об учёбе, не хотелось оставаться безграмотным, но не было ни бумаги,ни карандаша. Надрал бересты, сделал сосновые лучинки, приходил с работы, садился возле плиты на пол и учил русскую азбуку.Обуглив лучинку, писал на бересте, и одновременно одежда намне высыхала, переодеться, извините, не во что было. Потом послогам начал писать, в библиотеке брал детские книжки с крупным шрифтом, так началось моё самообразование.

Зимой 1943 года в п. Тюкалинке открыли ЛЗП (лесозаготовительный пункт), меня туда мобилизовали сучкорубом, а на летоотправили на лесосплав. Так пошло-поехало до 1949 года – летомв сплав, зимой в леспромхоз. В весеннюю и осеннюю распутицуотпускали домой в

Новоуралку на 2 месяца. Так как я числилсярабочим Промартели «Прогресс», летом 1949 года был опять мобилизован на сплав, и я решил остаться кадровым сплавщиком.Как раз по реке Чижапка открыли новый ЛЗП, и я поехал. Сплавное начальство меня знало, и работал я

отменно, сплавную работу знал «от» и «до». Но! Наш комендант Усть-Нюрольской комендатуры Закамов Константин Васильевич приехал и арестовал меня.Сегодня трудно в это поверить…

 В 1953году мы с Ирмой Ивановной поженились, в 1956 году в февраленас открепили от комендатуры, и мы переехали в Мыльджино.

… 20 декабря 1995 г. мы переехали в Германию. Всё у нас хорошо, только вспоминая свою жизнь, поражаюсь той силе духа,которая помогла пережить страшные годы депортации. В Сибириу нас очень много друзей, скоторыми мы поддерживаемсамые тёплые отношения.

Хочу добавить - пробежал я свою историю длинойв 54 года. Стараясь обходитьвсе острые углы, поверьте, не хочется всё заново пережить. Я не помню радостидетства, не помню, когда

мне исполнилось 18 лет,вспомнил ли я тогда день своего  совершеннолетия?А вот День Победы я отчётливо помню, никогда не забуду, этот солнечный день на Центральной точке.   Все жители поселка собрались около клуба на берегу Нюрольки, плачут, смеются, обнимаются, целуются, пляшут под балалайку, другой музыки не было. Это не рассказать, это надо было видеть и вместе со всеми радоваться и переживать.

Трудовой путь мой был тоже не лёгок. Я работал на всех работах, как на « батьку родного», об этом говорит моя трудовая книжка:за мои 42 календарных отработанных года объявлено несколькодесятков благодарностей, денежные премии, почётные грамотыДЖП и ЛПК, много раз был занесён на доску почёта ЛЗП и районную доску почёта, также занесён в книгу почёта ЛПК. Награждался почётной грамотой РК КПСС, медалями за доблестныйтруд, за трудовое отличие, медалью «Ветеран войны и труда»,медалью «50 лет Победы в Великой Отечественной Войне», 14нагрудных значков и победитель социалистического соревнования, и победитель коммунистического труда.

А рядом со мной все годы шла моя верная спутница – Ирма Ивановна. Мы с ней знакомы с Поволжья, её семья тоже депортирована в Сибирь. Отца комиссовали из трудармии от крайнего истощения, дома он  прожил только три месяца. Мать воспитывала двух дочерей.  Ирма Ивановна тоже отработала на разных работах 35 лет…

 

(Книга «Реки печали», из воспоминаний Гаак Н. М., редакция  текста Кереджи С.Р.)

 


k 08.11.2017 20:00

Как не благодарить Николая Михайловича Гаак,не прервавшего узы дружбы с Сибирью!

 

Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 420