Однако... Твоя улыбка отразится в небе! Улыбнись! =)

Сибирь — как центр притяжения

Каргасок вновь встречал гостей из далекой Латвии.

В Сибирь Парсла Бишофа, в девичестве — Петерсон, вместе со всей своей семьей была сослана в марте 1949 года. Этот год и несколько других, следующих за ним, были ужасными. Семью разъединили. Мама Парслы, Анна — Кристина, вместе с тремя детьми жила в Старой Березовке Усть-Чижапского сельского поселения, дедушке и тете быть с ними рядом запретили. Множество писем с одной только просьбой, — чтобы разрешили воссоединиться, — написали тогда и отправили, в том числе и в Москву... И вот, приблизительно в 1952 году просьба этой семьи была удовлетворена...

«Как сейчас помню тот дом, в котором мы жили в Каргаске, — рассказывает Парсла Бишофа. — Он был совсем маленьким. Но мы все в нем помещались. И хозяйство свое у нас было: кур держали... До сих пор храню в памяти образ этого дома... А дедушка и тетя жили на Пятом километре. Мама каждый день туда ходила, потому что работала там, на ферме...»

Парсла говорит, что в последние годы на русском ей приходится говорить все меньше и меньше. И тем не менее, язык она хорошо помнит. И акцента практически нет. На то, что она иностранка, указывает только красивая певучесть и протяжность каждого сказанного ею русского слова... «Мы с удовольствием смотрим русские фильмы. И я абсолютно все понимаю, что говорят. Но сама языковую практику немного утратила. И несколько дней, проведенных в России, мне было немного сложновато, — признается Парсла. — Но ничего... Сейчас я вполне освоилась. И слова, когда я общаюсь, уже не надо подбирать, они опять приходят в голову сами собой».

В самых сокровенных своих мечтах Парсла Бишофа видела, как окажется вновь на берегу Оби и дотронется до ее волн рукою, как найдет она тот дом в Каргаске, в котором вместе с мамой и двумя сестрами они жили в далеких 50-х годах прошлого века. И точный его адрес она бережно хранила в своей памяти все прошедшие годы: улица Октябрьская, 61. Но когда гостья из далекой Латвии оказалась на том самом месте, выяснилось, что сегодня там располагается новостройка. Очень огорчилась... И чувств своих Парсла в этот момент не скрывала.

...С Октябрьской поехали на улицу Пушкина, потом на Гоголя и Максима Горького... Каргасок — он ведь небольшой, объехать его вдоль и поперек можно минут за двадцать. «Странно, но я практически ничего уже не узнаю. Все стало каким-то другим, совершенно не таким, каким было в нашем детстве. Теперь Каргасок и не узнать, — оглядываясь по сторонам через окна автомобиля, говорила Парсла. — Постойте, а ведь это же пристань! Я ее помню прекрасно! Она совсем не изменилась. Осталась такой же, какой была тогда, в 1957 году, когда мы уезжали из Каргаска обратно на Родину, в Латвию. Мы сели на пароход 7 августа, и только через десять дней были на месте. И всю дорогу пристань каргасокская стояла в моих глазах. В память мою она врезалась навеки...»

На вопрос: «Какими судьбами, спустя почти 60 лет после возвращения на Родину, в Латвию, Парсла Бишофа вновь очутилась на севере Томской области?» — ее племянница, дочка сестры Бригиты — Элита Звайгзне, ответила так: «Много лет назад известный кинорежиссер из Риги Дзинтра Гека основала фонд „Дети Сибири“. Ею было снято уже больше десятка фильмов о людях, которые пережили ссылку, и об их воспоминаниях. И в этом году была организована очередная экспедиция в Сибирь. Около 30 жителей Латвии вернулись в места бывшей ссылки, чтобы встретиться с теми, с кем были знакомы, и чтобы увидеть те места, где жили в те годы. Кто-то поехал в Инкино, кто-то в город Колпашево, а я вместе с Парслой — в Каргасок...»

«Об этом проекте Дзинтры я знала уже давно, но не чувствовала, что тоже должна вернуться в Сибирь, — продолжает разговор Парсла Бишофа. — Но в прошлом году что-то случилось, и я решила, что нужно ехать. Позвонила Дзинтре, и она включила меня в состав делегации. Мои сестры — Бригита и Сармита — меня поддержали. И когда до поездки оставалось всего где-то полмесяца, моя племянница Элита сказала мне так: „Хочешь ты или не хочешь, но в Сибирь на этот раз я поеду вместе с тобой...“ И я ей за это очень благодарна...»

Вернувшись в Каргасок, Парсла Бишофа встретила здесь своих дорогих подруженек. «И это настоящее счастье — увидеться через столько лет разлуки», — не скрывая восторга, сказала она.

«Вот эту девочку я очень хорошо помню. И ты ведь совсем не изменилась!», — протягивая руки для объятий навстречу Парсле, сказала Людмила Крицкая. Парсла и Люда учились в одном классе, а Зинаида Штель — в параллельном. Поговорить им было о чем после стольких лет разлуки... Как сложилась судьба, сколько детей и внуков, каким был профессиональный выбор... Словом, тем для долгого душевного разговора было очень много. И, конечно же, воспоминания: как дружили, как жили, как шалили, какие мальчики кому нравились... Очень долго рассматривали фотографию, привезенную Парслой. «Надо же, а у меня такой почему-то не сохранилось, — сетовала Людмила Крицкая. — Так это же я на ней...» А про Элиту Зинаида Штель и Людмила Крицкая сказали так: «С мамой своей Бригитой она — одно лицо...»

...А потом поехали на Пятый километр в надежде на то, что там сохранился дом дедушки. Но увы, его найти не удалось. Зато зашли в поселковый магазин. Местные жители говорят, что раньше именно там размещался Дом культуры, его называли «культстаном». «В одной его половине был клуб, а в другой кино показывали. Но мне казалось тогда, что это здание было побольше. Неужели оно в те годы было таким же маленьким, как и сейчас? — недоумевала Парсла Бишофа. — А рядышком с „культстаном“ стоял дом, в котором жил дедушка. Теперь этого дома уже нет. А старая башня „на задах“ сохранилась...» «Речушку, в которой купались, места, где детьми бегали, все это я помню», — продолжала говорить с ностальгией в голосе Парсла. Но самое главное ее открытие в этой поездке в Сибирь спустя почти 60 лет после отъезда отсюда на Родину — это все-таки тот домик в Каргаске, в котором жили всей семьей и который Парсла Бишофа, несмотря ни на что, все-таки нашла и узнала. Она настояла на том, чтобы по Октябрьской ее провезли повторно... Но теперь это уже не Октябрьская, 61, а маленькая избушка, расположенная по-соседству. «Видимо, в течение прошедших 60 лет нумерацию домов меняли, — предположила Парсла Бишофа после того, как побывала внутри старенького дома. — Но сомнений нет никаких в том, что это именно тот дом, в котором мы жили тогда... Как я благодарна нынешней хозяйке нашего дома за то, что она мне позволила войти вовнутрь... Чувства мои очень трудно передать словами. Это как будто вернуться назад в детство. Просто незабываемые впечатления. И вообще, я очень рада, что вновь приехала в Каргасок. Он стал красивее, уютнее, появились новые дома и здания. За местных жителей можно только порадоваться. Об одном жалею — что мамочка наша не дожила до этого дня».

Анна — Кристина ушла из жизни в 92-летнем возрасте. Жизнь она прожила трудную. Ссылка... Возвращение на Родину с тремя детьми и двумя чемоданами... Долго жили у дальних родственников... Дом, построенный предками, пришлось выкупать... Но все постепенно устроилось. Жизнь наладилась. Дети Анны — Кристины выросли. Появились на свет внуки. И Сибирь теперь эту семью уже ничуть не пугает. Она для нее — как центр притяжения, как часть семейной истории. С Сибирью связано прошлое, в котором было не только плохое и страшное, но и хорошее. И это прошлое в семье Анны — Кристины помнят, передавая из поколения в поколение... И нет абсолютно никаких сомнений в том, что история возвращения в Сибирь ее дочери Парслы станет частью очередного фильма Дзинтры Геки из телевизионного цикла «Дети Сибири».

Оксана Жукова


Источник: Газета «Северная правда»
Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 372