Однако... Легкое отношение к жизни делает ее тяжелой.

Не отпускает...

В Каргаске в очередной раз побывал гость из Латвии Карл Берзиньш вместе со своими родными и друзьями.

«На этот раз в Сибири мы проездом», — заразительно смеясь, объяснил цель своего визита Карл Берзиньш и добавил: «Ездили в Казахстан, в Караганду. Там в лагере Спасский, куда в годы репрессий ссылали людей 36 национальностей, был открыт памятник латышам. Побывали в Спасском, чтобы поклониться погибшим землякам, почтить память о них... И подумали, если уж мы доехали до Караганды, нужно и в Каргасок заехать, так сказать — проездом...»

Сигулда — Караганда — Каргасок

Делегация латышей, возглавил которую Карл Карлович, путешествовала на «фольксвагене». Пока ехали из Латвии в Казахстан, а потом из Казахстана до Каргаска, на спидометре «намотали» около 6,5 тысяч километров. «Вот как в жизни бывает... Один раз, во времена геноцида коммунистов против своих народов, меня привезли в Сибирь не по моей воле. Прошли десятилетия... И вот уже в третий раз в места прежней ссылки я приезжаю по своей собственной инициативе. В этих краях мне нравится. Люди живут здесь отзывчивые и гостеприимные очень», — говорит Берзиньш. Он часто вспоминает о том, как впервые родилась идея спустя более полувека после побега из ссылки (от авт.: Берзиньш так и не дождался официальной реабилитации, он бежал из Каргасокского района гораздо раньше), снова поехать в Сибирь. «В день, когда в Латвии скорбят по погибшим в годы репрессий, мы с другими жителями Сигулды, которые тоже в прошлом были в ссылке, подумали, что было бы интересно опять побывать в ваших местах. Посмотреть, как живут люди. Узнать, живы ли наши знакомые... Я начал поиски через интернет, — рассказывает Карл Карлович. — Выяснилось, что нашей Пантелеевки уже нет и в помине, в Казальцево осталось всего несколько дворов. Поэтому я решил написать письмо председателю Киндальского сельсовета. Прошел где-то месяц, получить ответа я уже и не надеялся. И как-то утром в моем доме раздался телефонный звонок. На том конце провода сказали: „Здравствуйте, я из Киндала...“ Это был мой дорогой Николай Александрович Сысолин. Он тогда работал в должности главы поселения... Так и возобновилась моя связь с Сибирью...»

Потом, уже по приезде в Каргасокский район, Берзиньш познакомился со многими другими жителями нашего района. К каждому из них он относится с огромным уважением, всегда рад встрече, всем через газету передает пламенный привет... Более тесные отношения сложились с семьей Зарубиных — Валентиной Михайловной и Андреем Степановичем. У них латыши и остановились в этот свой приезд, как, впрочем, и во все предыдущие...

Культурологический шок

Вместе с Карлом Карловичем и его племянником Айнарсом в Каргасок приезжала обаятельная девушка, имя у нее латышкое, сложное, поэтому ее называли по-русски — Лариса. Она возглавляет работу Сигулдского городского Дома культуры. Естественно, ей было очень интересно побывать в наших учреждениях культуры, встретиться с интересными самобытными людьми.

Валентина Зарубина организовала встречу латышей с Надеждой Вяловой. Надежда Брониславовна на территории района и далеко за его пределами известна, как собирательница традиций малочисленных народов Севера. Ее вырезки — шедевральны, рассказы и сказки — завораживают. Впечатлений от встречи с этой женщиной было столько, что у гостей не хватало ни русских, ни латышских слов. Они были просто очарованы. «Как замечательно она играла на губной гармошке, — восхищалась Лариса. — Варган она называется. Я хотела ее купить, но Надежда Брониславовна не продала. Говорит, что можно зубы повредить, если играть не умеешь...»

Зашли гости в районный Центр творчества и досуга. Встретились с начальником отдела по культуре и туризму администрации района Натальей Ермаковой и директором этого учреждения культуры Жанной Обендерфер. От того, какое большое «культурное хозяйство» у Натальи Ермаковой, латыши были в шоке. Искренне позавидовали Жанне Германовне: зрительный зал и все другие помещения Центра творчества и досуга им очень понравились. Особый восторг вызвала наша самая большая в районе сцена. Гости назвали ее удобной, функциональной и похожей на городские сценические подмостки. Да и в целом Каргасок очень впечатлил всех тех участников делегации, которые были у нас впервые. «Когда ехали к вам, я думала: ну что такое Каргасок?! — рассуждает Лариса. — Это же село. Никаких особых потрясений нас не ждет. Но очень ошиблась. Живете вы хорошо. Видно, что у каргасокцев очень много возможностей. Таланты здесь не остаются незамеченными. И это очень важно... Мне рассказали, что в ваших краях по-прежнему очень много латышей. С удовольствием бы приехали к вам с гастролями, да и вашу Надежду Вялову с удовольствием бы показали жителям Сигулды. Но это, наверное, очень дорого будет стоить... Живем ведь далековато друг от друга».

Важная миссия

Центральным событием этого визита стала встреча с главой района Андреем Ащеуловым. Перед тем, как войти в здание администрации, латыши возложили цветы к памятному камню, установленному недавно. Почтили память о погибших в годы репрессий минутой молчания. А затем пошли на важную встречу. У Карла Берзиньша была официальная миссия, он выполнял поручение главы своего города.

Андрею Ащеулову вручили самое дорогое, что есть у латышей, — черный хлеб (его везли специально), на память подарили настенные часы с брендовым знаком латвийской Швейцарии (так называют Сигулду)... А затем Карл Берзиньш зачитал официальное приглашение от мэра города, адресованное Андрею Ащеулову. «Уже есть договоренность, если это предложение вы примите, я буду сопровождать вас от трапа самолета и до трапа самолета. Буду вашим гидом по Латвии, — уточнил Карл Карлович. — Думаю, что пора уже начинать дружить городами. У нас с вами очень много общего. И может быть, ваш визит в дальнейшем будет способствовать развитию туризма. У нас ведь еще очень много бывших ссыльных, около трехсот человек. И многие из них наверняка хотели бы еще раз побывать в Сибири, в Каргасокском районе...» Над предложением мэра Сигулды Андрей Ащеулов пообещал серьезно подумать.

На встрече говорили о многом, о том, что Латвия раза в два меньше, чем Каргасокский район, а проживают там 2 миллиона человек против наших 21 тысячи. Что внутрирайонная транспортная труднодоступность — это проблема из проблем. Карл Берзиньш, как местный житель в далеком прошлом, очень сильно радел за Киндал. Он говорил, что в наших условиях строительство наземной дороги — это затратно и недолговечно, любой, даже самый прочный, асфальт наше болото может размыть, а вот до канатной дороги ему не дотянуться. «И это был бы хороший вариант, не очень дорогостоящий», — поднимая указательный палец вверх, аргументировал гость из Латвии.

Когда пришло время прощаться, и гости, и хозяева сказали в адрес друг друга много теплых слов и выразили надежду на то, что еще обязательно встретятся. «Если Сибирь не отпускает, то нужно еще теснее скреплять с ней отношения», — такой вот жизненной философии придерживается бывший спецпереселенец Карл Берзиньш и все другие латыши, близкие ему по духу.

Оксана Жукова


Источник: Газета «Северная правда»
Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 812