Однако... Посмотри на ситуацию иначе!
Главная > Краеведческая мозаика > 2010 год > Новости проекта "Прощение и память" > Знакомство и возвращение См.подробнее...

Знакомство и возвращение См.подробнее...

В течение нескольких дней на Васюганье работала съемочная группа из Эстонии. Телевизионщики снимали документальный фильм и знакомились с "фактурой" для того, чтобы впоследствии создать 12-серийный художественный фильм о том, как жили в 40-х годах прошлого века в Айполовском детдоме дети ссыльных эстонцев и их сверстники других национальностей. Эта часть делегации знакомилась с Васюганьем, а эстонец Уно Мель и известный томский писатель Вадим Макшеев с этими местами уже очень давно и очень хорошо знакомы. Эта поездка для них стала возвращением в те края, где прошло их детство.


Возвращение


У Уно и Вадима Николаевича схожие судьбы. Оба из спецов. Оба депортированы из Эстонии. И сосланы они были в одни и те же места - на Васюганье. Мама Уно и его сестра погибли в годы политических репрессий в Каменном. А у Вадима Николаевича и мама, и младшая сестра похоронены в Новом Васюгане. Эти два пожилых человека отправились в длительное путешествие в составе эстонской делегации. Их цель - еще раз поклониться родным могилам.
На вопрос: "Что на Васюганье вас тронуло до глубины души?" - режиссер из Эстонии Мерле Карусоо ответила: "Это, без всяких сомнений, Вадим Макшеев и нововасюганское кладбище, на котором захоронены его родные люди"...
Путь съемочной группы лежал через Средний Васюган, там была техническая остановка. Затем - Новый Васюган. Это те места, где все члены экспедиции хотели побывать, куда они стремились. Особенно Макшеев. На это путешествие писатель решался тяжело, но в конце многодневного пути он однозначно сказал, что нисколько не жалеет о том, что еще раз вернулся на Васюганье. "Впечатления у меня очень хорошие, с одной стороны, - вспоминает Вадим Николаевич, - а с другой - очень печальные, потому что я знаю, что в этих местах мне довелось побывать в последний раз.
Что касается встречи - она была изумительной. Так случилось, что на этот раз свой день рождения я отмечал в Новом Васюгане. По этому случаю организовали замечательный вечер. Я очень тронут".
Новый Васюган Вадим Николаевич не узнал. Село изменилось до неузнаваемости. Нет уже того дома, где жил писатель. И тем не менее, после поездки, писателя, по его собственному признанию, переполняли и душевное тепло, и самые трогательные чувства, и глубокая благодарность ко всем, кто принял участие в организации этого возвращения в детство и юность. "В данном случае трудно сказать, что я счастлив. Это не та ситуация, не тот повод, - констатирует Макшеев. - Но я очень рад, что эта поездка состоялась. Честно говоря, опасался за свое здоровье. А сейчас могу сказать, что ради того, чтобы еще раз побывать на Васюганье, можно пожертвовать многим, в том числе и частью своего здоровья".
Особого внимания заслуживает прием, который устроили писателю и всем участникам экспедиции в Красноярке. "Тамошние вахтовики, - вспоминает координатор проекта "Прощение и память" Валентина Зарубина, выступившая на сей раз в качестве гида, - очень прониклись темой политических репрессий. Их эмоции усилились после того, как они прочитали "Спецов" Макшеева. Многие мужчины и в зрелом возрасте остаются мальчиками. И это замечательно. Прочитав спецов, нашли локомобиль (устройство, которое вырабатывало электроэнергию), привели его в надлежащий вид, поставили на постамент и ждали, пока приедет Макшеев. Очень им хотелось, чтобы именно он, своею собственною рукою, прикрепил памятную табличку. И так случилось. Да, чуть не забыла. Они и подсветку к локомобилю провели. Хотят, чтобы все люди, передвигающиеся по зимнику, обязательно видели его".
Именно в Красноярке похоронен тесть Вадима Макшеева, умерший в 1946 году. Это еще одна могила, которой поклонился томский писатель.
...Уно Мель - еще одна история возвращения. Его путь лежал дальше. До Каменного. Каменный, потому что там земля как камень. Рассказывают, что когда в тех местах строили дома, даже фундамент не делали. Это было абсолютно не нужно. Этого населенного пункта уже давно нет на карте Каргасокского района, а в душе Уно он все еще есть. Там находится дорогая его сердцу могила.
В последний раз 80-летний эстонец был в наших краях в 1984 году. Тогда он и его сын установили крест на том месте, где были захоронены мама и сестра Уно и еще одна русская женщина. Все они умерли в один день. Спустя 26 лет Мель мечтал отыскать этот крест или хоть что-то, что напоминало бы о месте захоронения родных ему людей.
Члены экспедиции рассказывают, что очень долго не могли найти в районе Каменного ничего. Кругом лишь трава. Очень высокая. Очень густая. На крест наткнулись случайно. В таких случаях говорят: "Бог помог". Крест лежал на земле. Вернее - его фрагмент. Уно Мель зажег поминальные свечи. И вспомнил. Вспомнил обо всем, что было. Именно для этого он и вернулся на Васюганье, в заброшенный Каменный.
...Еще одна история возвращения принадлежит координатору проекта "Прощение и память" Валентине Зарубиной. "По плану крайней точкой нашего путешествия был Каменный, - рассказывает Валентина Михайловна, - но с высоты птичьего полета мне удалось запечатлеть еще и тот участок, где прежде располагался поселок Веселый. Там и берет свое начало Васюган. И это во-первых. А во-вторых, очень многие люди, все они бывшие спецпереселенцы, с которыми я веду переписку, жили именно в Веселом. Например, Андрей Узун Хасан-Оглы из Нарвы. Побывать там он навряд ли когда-нибудь сможет. Это маловероятно. Но ему этого очень хотелось бы. Я сфотографировала Веселый. И эти мои снимки, по сути своей, - это родина, это возвращение в те края, куда беспрестанно просится сердце".

Знакомство


Съемочная группа, изучавшая на Васюганье "фактуру" для художественного фильма и снимавшая документальный фильм, тоже осталась довольна путешествием. Могучая река заворожила, даже несмотря на то, что и она сама, и ее берега - это большое кладбище, на котором нашли свой последний приют тысячи, сотни тысяч спецов. Среди них были соотечественники приезжих эстонцев. "Поездка получилась хорошей, - рассказывает режиссер Мерле Карусоо. - В Айполово провели целый день. Были в Дальнем Яре. Там кладбища уже нет. Мы знаем, что именно в Дальнем находились захоронения эстонцев, умерших в период первой волны депортации.
Мы поставили крест на айполовском кладбище. Там тоже похоронено очень много эстонцев. Еще нам удалось побывать в Каменном. И это большая удача. Там мы поставили второй крест. Каменный и Айполово - это для нас самые главные места.
Все, что планировали, мы выполнили и даже перевыполнили. Вот только погода у вас очень суровая. Если бы не холод и дожди, то о том, что осталось у нас за спиной, мы вспоминали бы более радостно".
Мерле говорит, и с ней согласны все члены экспедиции, что прием был очень теплым. Удалось встретить очень много своих, людей с эстонскими корнями. Они охотно делились воспоминаниями и помогали гостям открыть Васюганье. До поездки было собрано много материала. Режиссер Карусоо много общалась с бывшими спецпереселенцами. Их рассказы практически идеально наложились на ту картинку, которую приезжие эстонцы увидели на месте. Было лишь одно НО. "Нас всех удивила природа. Когда наши люди рассказывали о Сибири, нам казалось, что у вас такая природа, которую мы никогда не видели, - подчеркнула Мерле. - Нам говорили, что в ваших краях природа чувствуется иначе. Но в жизни все оказалось по-другому. Ваша природа очень похожа на то, что можно увидеть в Эстонии. Такая же трава, такие же деревья. Я думала, что мы не сможем снять сибирскую историю у нас в Эстонии, а оказалось - это не проблема".
По словам Мерле, от работы на Васюганье было получено огромное удовольствие. Там удалось найти все, о чем только можно было бы мечтать. "Сейчас острых эмоций нет, - сказала она, прощаясь с каргасокской землей. - Но они обязательно настигнут нас, когда мы будем уже дома. Все, что мы видели, трудно будет забыть".

Оксана Жукова


Источник: Газета «Северная правда»
Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 1076