Однако... Я за счастьем не хожу... Сам его произвожу!!!
Главная > Краеведческая мозаика > 2010 год > Новости проекта "Прощение и память" > Латвия: далекая и близкая. См.подробнее...

Латвия: далекая и близкая. См.подробнее...

Без малого десять лет прошло с тех пор, как Латвия и другие страны бывшего Советского Союза получили независимость и стали суверенными государствами. Многое поменялось за прошедшие годы в экономике, в политике внутренней и внешней... Но по-прежнему между латышами, русскими, эстонцами, немцами сохраняется незыблемая, постоянная константа. Это память. И даже несмотря на всю горечь воспоминаний, она - ПАМЯТЬ - объединяет.

Тесное знакомство с Латвией возобновилось в прошлом году. Тогда эту часть земного шара жители Каргасокского района вновь раскрыли для себя не только как точку на карте, но и как место, которое населяют замечательные и открытые для общения люди, являющиеся носителями интересной культуры и прогрессивной точки зрения. Это уже когда-то было... Когда? В 40-х годах прошлого века. В период массовой высылки прибалтов в Сибирь. Именно тогда сибиряки, перенимая опыт спецов с прибалтийскими корнями, начали разбивать цветники с анютиными глазками, заниматься вязанием кружев, музыкой и другими видами искусства, включая театр. Среди репрессированных латышей была семья Берзиньш.
В прошлом году к нам в гости приезжали представители этого сплоченного, дружного семейства: Карл Берзиньш, его племянник и дочь. Молодежь стремилась своими глазами увидеть место ссылки дедов и родителей, а Карл Карлович спустя многие годы привез сюда, на нашу землю, свои самые теплые воспоминания о суровом сибирском крае... Неофициальный визит завершился официальным приглашением в гости.
Целый год мы готовились к встрече по другую сторону границы. Считанные дни назад эта поездка состоялась.

Лимбажи


Бывшие спецпереселенцы, а ныне жители небольшого старинного городка Лимбажи, основанного в 1223 году, очень хотели встретиться с руководителем проекта "Прощение и память" Валентиной Зарубиной. Этот проект является гуманитарным. Он вне политики. Главная его цель - вспомнить. В ходе трехлетних экспедиций по Васюгану в память о погибших в годы политических репрессий, в том числе и о латышах, были установлены кресты и памятные знаки. Школьники вместе со своими учителями кропотливо изучали историю родного края, в частности - одну из самых страшных ее страниц, повествующую о ссылке, ссыльных, о смерти и стремлении выжить в нечеловеческих условиях... Весь этот ад люди, пришедшие на встречу, организованную в Лимбажи, испытали на себе...
Разговор должен был проходить в административном здании, в небольшом зале, за круглым столом, в присутствии мэра города и главы района. Хозяева, как и полагается, собрались раньше намеченного времени. И когда в зал вошли мы, гости, они все, как один, встали и зааплодировали. Долго. Громко. Седовласые мужчины, необычайно симпатичные пожилые женщины - одним-единственным поступком они стерли все препоны и границы. Каждый хлопок был похож на набат. Несколько десятков пар глаз говорили: "Мы - вместе".
А потом участники встречи делились воспоминаниями. Их рассказы не нуждались в переводе. Они звучали на русском языке. Очень запали в душу слова женщины, которая входит в состав активистов общества репрессированных. "Помню, как детям разрешили вернуться из Сибири домой, в Латвию, - вспоминает Рита Рудольфовна. - В местечке Белка Парабельского района счастливчиков оказалось всего двое. Сбор организовали в Парабели. Помню, приехала туда женщина с пятилетней дочкой. В Каргаске ей дали разрешение вместе с ребенком вернуться на Родину. Но в Парабели ехать домой ей запретили. В Латвию можно было отправить только ребенка. Эта женщина очень сильно плакала. Ей было сложно расстаться с маленькой Майей (так звали девочку). Но она решила, что пусть лучше дочка уедет в Латвию, к бабушке..."
В этот день звучали и другие рассказы. Но ни в одном из них не было ни ненависти, ни злобы. Была лишь благодарность. Ее бывшие спецы, которых коменданты запросто называли контингентом, адресовали людям неравнодушным, сделавшим все от себя зависящее для того, чтобы латыши и люди других национальностей смогли выжить в Сибири.
После официальной части гости и хозяева разделились по небольшим группам. Между нами и латышами закипел оживленный разговор. Бывших узников Сиблага очень интересовало, как складывается в Сибири жизнь в настоящее время. Сохранилась ли улица Пушкина в Каргаске или ее уже смыла Обь? Как выглядит улица Октябрьская? Есть ли дорога, связывающая Старую Березовку и Каргасок? Работают ли еще люди на быках?.. Вопросов было необыкновенно много. И после того, как на каждый из них были даны ответы, латыши облегченно вздохнули. Да... Все еще живет тот край, который сначала стал для них тюрьмой под открытым небом, а потом, спустя многие годы, - местом, где осталась частичка души и сердца.
Привезенный из Каргаска кедровый орех бывшие спецы с прибалтийскими корнями разделили по маленьким горсточкам и крепко сжимали в руках, изъеденных мелкими морщинками. За плечами у каждого из них - трудная биография. Жизнь с чистого листа приходилось начинать, как минимум, трижды: до ссылки, в период ссылки, после ссылки...

Сигулда


Практически в каждом латвийском городке есть свое местное отделение общества репрессированных. Есть такое отделение и в Сигулде. В него входят около 260 человек. Некоторые их них поспешили прийти на встречу с гостями из Сибири. Они внимательно слушали рассказ о реализации проекта "Прощение и память". Потом благодарили Валентину Зарубину за то, что она на своих плечах сумела вынести и продолжает нести такое большое и благородное дело. От латвийского общества репрессированных Эдмунт Буматс вручил Валентине Михайловне благодарственное письмо "За сохранение памяти и фактов истории политических репрессий в Сибири", оно было написано на двух языках: русском и латышском. Еще одним бесценным подарком стал плакат, символизирующий политические репрессии 1941-1949 годов, с подписями всех участников встречи.
А Зарубина подарила латышам книгу "Реки печали". Ее передавали из рук в руки. Бережно перелистывали страницу за страницей. Пристально вглядывались в фотографии, пытаясь найти знакомые лица. И очень сетовали на то, что она одна на всех. Каждому хотелось получить это издание в свое личное пользование.
...А несколькими днями раньше этой встречи Валентина Зарубина возложила цветы к подножью памятника репрессированным, который установлен в березовом скверике в центре города Сигулда.

Вне политики


Политическая история Латвии собрана в музее оккупации. Раньше он носил другое название - музей красных латышских стрелков. Здесь часто бывают не только туристы, но и VIP-персоны. Совсем недавно в рижском музее побывала Меркель. Ее фото можно увидеть при входе в выставочные залы.
Когда заходишь вглубь этого здания, получаешь возможность за какие-то полтора часа, как на ладони, увидеть всю историю Латвии прошлого века. Письма, официальные документы, вырезки газетных статей, всевозможные ящики, ботинки, рисунки - все эти предметы в разные годы держали в своих руках разные люди, люди разной идеологической закалки. Одни из них боролись за независимость Родины, иные выбирали другой жизненный путь.
Очень оживляются прибалты, когда подходят к последнему стенду. Там собрана история, ведущая к долгожданной независимости. "В 1986 году в Латвии прошли первые демонстрации людей, которые хотели защитить Балтийское море от экологической катастрофы, а также выступали против строительства метро в Риге, - рассказывает экскурсовод. - Год спустя начались политические демонстрации. Латыши стали говорить о массовой депортации 1941 года. Они очень рисковали... 1989 год ознаменовал "балтийский путь". 2 миллиона людей выстроились в живую цепь по маршруту Таллин-Рига-Вильнюс. В 1991 году Латвия получила независимость. Мы всегда говорим за это спасибо Борису Ельцину"...
Страшные это слова - оккупация, геноцид... Слова антиподы - борьба, свобода... Есть и другие понятия, к примеру, память, прощение... Как ни крути, а вместе они не складываются. Разваливаются как домик из песка. И ничего с этим нельзя поделать. Расставить в сознании все по местам помог случай.
...В один из дней мы побывали в гостях у преуспевающего рижского адвоката. Прошлым летом он приезжал в Каргасок в составе общественной организации "Дети Сибири". В разговоре этот латыш сказал очень важные слова. Он считает, что политическая подоплека у репрессий, безусловно, существует. Но ни в коем случае нельзя ставить ее во главе угла. "Такой был в те годы режим, - констатировал он. - И русские тоже страдали от репрессий. Депортация ведь коснулась не только латышей. Главное во всем этом другое. Главное - память. Мы обязательно должны помнить о тех страшных событиях для того, чтобы все это не повторилось". Сколько раз мысленно я повторяла эти же самые слова. И не я одна. Так думают сотни, сотни тысяч людей разных возрастов и национальностей. Как же мы все-таки близки друг другу, даже несмотря на то, что между нами и экономика, и политика, и пограничные кордоны, и тысячи километров путей и дорог...

Оксана Жукова


Источник: Газета «Северная правда»
Klimov 06.02.2011 17:48
Berzina kungs! Gaidam Jusu sibirijas celojuma iespaidu atstastu!
klimov 21.12.2010 12:35
Искать в свершениях истории человечества виновных-дело пустое. Все случилось так, как тому было быть по обстоятельствам случая. Смысл движения "Прощение и Память", зачатого Валентиной Михайловной Зарубиной, в том и состоит. О правильном предвидении Валентины Михайловны свидетельствует намечающееся потепление отношений между Латвии и Россией.
Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 1016