Однако... Мир уступает дорогу тому, кто знает, куда идет...

Наталья Михайлова

30.04.2011 Об авторе...

Наталья Борисовна Михайлова родилась и выросла в Каргаске. Экономист по профессии, она много лет работала в потребкооперации, геологии, строительстве. Сейчас находится на заслуженном отдыхе. Каргасокским читателям знакома по вышедшей в 2000 году лирической повести «Мы еще встретимся». Пьеса «Замуж - не напасть», первое драматическое произведение Н.Б.Михайловой, посвящено проблемам семьи и взаимоотношениям поколений.

Комментарии
Последний комментарий:

И представить, что рассказ появился только потому, что жильцы, для чвоего же удобства, не провели на лестницу лампочку!

[1]
03.05.2011 Ловушка в подъезде...(18.03.2007г.)

            Это случилось со мной несколько лет назад, но впечатления оказались настолько сильные, что всё сохранилось в памяти до мельчайших подробностей.

            Я приехала в гости к сыну. Его семья жила в квартире на третьем этаже пятиэтажного дома, построенного лет тридцать назад и имевшего весьма обветшалый вид. Входная дверь на толстой пружине гулко хлопает, заталкивая проходящего в тесный тамбур. Очевидно, из-за тесноты  дверь между тамбуром и лестничной площадкой практически никогда не закрывается. Она стоит распахнутой и прикрывает собой неоштукатуренную кирпичную кладку стены. На противоположной стене, прямо на кирпичи  укреплены лестничные перила. Лестничный пролёт, соответственно, и перила начинаются на расстоянии не более двух метров от двери. Ширина этого коридорчика - это ширина лестничной ступени, чуть больше метра.

            Когда я входила в подъезд, то не обратила внимание ни на размеры, ни на внешний вид его. Я торопилась к моим родным. Тем не менее, мне пришлось сразу же ухватиться за перила, потому что бетонный пол и ступени были выщерблены, не ровные, а освещения - никакого, точнее, тусклый отсвет лампочки на площадке второго этажа. Благополучно преодолев подъём, я позвонила в дверь квартиры, где меня радушно встретили сын, невестка и её мать С ними я провела несколько часов, когда  за мной приехал знакомый. Он поднялся в квартиру. Мы почаёвничали, побеседовали, и он, сказав, что ждёт меня в машине, вышел. Я стала собираться. Мне пожелали счастливого пути, и предупредили, чтобы я была осторожна в подъезде, потому что там в самом низу семь (именно семь) неровных ступеней, а освещения опять нет.  А ещё там в тамбуре порог, не споткнись.

"Ловушка в подъезде" (WORD) Открыть...

03.05.2011 ЗАМУЖ – НЕ НАПАСТЬ.... ПЬЕСА В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ

Комната в квартире Анны Владимировны и Виктора Константиновича. Раннее утро. Анна Владимировна вяжет, сидя в кресле. Из спальни появляется Виктор Константинович, потягивается, делает некое подобие утренней разминки.

Виктор Константинович. Доброе утро, мать.

Анна Владимировна. Доброе, Витя, доброе.

Виктор Константинович. Ты, полуночница, опять почти не спала. Сходи-ка в поликлинику. Глотаешь таблетки, а улучшения никакого. Пусть пропишут какие-нибудь другие лекарства.

Анна Владимировна. Да ладно тебе. Уж болячка привяжется, так с ней сразу не совладаешь. Сколько терпится - потерплю, а от больницы мне и так теперь никуда не деться. Схожу, конечно, только не сегодня. День-то сегодня какой! Ты забыл, старый?

Виктор Константинович. Какой я тебе старый?

Анна Владимировна. У-у, прицепился к слову. Внуку твоему скоро месяц. Дед ты теперь. Как есть старый. А день-то помнишь какой?

Виктор Константинович. Какой?

Анна Владимировна. У сына нашего день рождения сегодня. С именинником тебя.

Виктор Константинович. А, точно! И тебя, мать, с именинником.

 Виктор Константинович прекращает разминку, подходит к жене, обнимает, целует в щеку.

 Анна Владимировна (сворачивает вязание, поднимается). Какой ты ласковый становишься с годами. Может, правда стареешь. ( Смеется.)

Виктор Константинович. Ну, мать...(Разводит руками.)

"Замуж не напасть" (WORD) Открыть...

01.05.2011 Мы ещё встретимся...(апрель, 2000г.)

         Солнечный квадрат окошка, чётко отпечатанный на крашеном полу, уголком задевает круглый стол посредине комнаты и отражается в зеркальной дверке огромного шифоньера. Пол недавно вымыт, блестит не меньше зеркала. Надька лежит на солнышке, вытянувшись во весь свой шестилетний рост. От обилия солнечных бликов рябит в глазах, но Надька упрямо глядит сквозь замёрзшее стекло прямо на солнце. Скучает она без солнышка. За прошедшую зиму впервые вот так ярко оно себя показало. Осенние моросные дожди перешли в беспрерывные метели, а вот теперь ударили морозы.

        Хорошо бы на улицу выбежать, да ведь не пустит мать, а если и пустит, то одёжки у Надьки для такого мороза нет. Если не считать тулупчик, который отец переделал из своего кожушка и который успели поносить старшие сёстры. Но Надьке эта шубейка ещё велика, да и тяжести она неимоверной.

        Мать принесла зимнюю одежду из чулана, выколотила из неё пыль и прибросила для каждого что-нибудь. Так Надьке и досталась шуба с кожаными большими петлями и деревянными пуговицами. Да ещё ватная стёганая фуфайка, но в ней в такой мороз на улицу не выскочишь.

        - Надька, встань с пола, остынешь, - мать зашевелилась на высокой кровати, скрипнула панцирной сеткой.

        А Надьке вовсе и не холодно. От жарко натопленной печки веет теплом, и от солнышка внутри тепло становится. Но мать следует послушаться, чтобы не огорчать её. Что-то всё чаще она болеет, вот и сегодня почти весь день лежит, не жалуется, молчит, ни с кем не хочет разговаривать.

        Отец простучал из кухни костылём, постоял возле кровати, молча повернулся:

        - Надька, не балуй. Вставай.

        Ну почему её все в доме зовут Надька? У неё красивое имя Надежда. Соседка тётя Клава называет её Надюша или Надюшенька. А все остальные зовут только Надька. Ну ладно. Наверно, так правильно, а Надька просто привыкла.

        Ослушаться отца и вовсе нельзя. Он высокий, сильный и совсем седой. Его ярко-синие глаза смотрят на Надьку напряжённо и с упрёком. Почему-то давно она не видела лучистой, доброй улыбки отца, давно он не усаживал её себе на колени и не рассказывал смешных историй про рыбаков и охотников и про зверей, что живут в тайге, вплотную подступившей к их селу. Долгое время Надька не могла понять, почему отцовская правая коленка жёстко стучит под её кулачком. Пока однажды не разглядела брошенный у кровати отстёгнутый протез. Многочисленные расспросы Надьки увенчались успехом, когда она, замирая, слушала рассказ отца о войне, ранении, госпитале. И хотя воевал он давным давно. Когда Надьки ещё и на свете не было, она поняла, что война - это очень страшно. Страшнее даже, чем тёмная комната. Темноты Надька откровенно боится.

          Наверное, поэтому она так любит солнышко. Но зимой оно светит совсем мало. Вот и сегодня Надька успела выспаться, перебрать свои новые фантики от конфет, поиграть с котом Мурзиком, мать накормила всех картофельными драниками с молоком, а на столе всё время горела керосиновая лампа, потому что опять, как сказала мама, сломалась электростанция. Темнота исчезает, и страх проходит, когда можно включить лампочку под потолком. Она почти так же, как солнышко, освещает все углы в комнате, а от керосиновой лампы сумрачно, душно и чуть-чуть тревожно.......................

"МЫ ЕЩЁ ВСТРЕТИМСЯ" (WORD) ОТКРЫТЬ...

Комментарии
Последний комментарий:
Проза сочная, контрастная - яркая, а над словом надо ещё работать. Горячий привет землячке. Успехов в творчестве.
[1]


Просмотров этой страницы: 1888