Однако... Бедный, неудачный, несчастливый и нездоровый это тот, кто часто использует слово "завтра".
Главная > Краеведческая мозаика > 2008 год > Сборник "Гуманитарная экспедиция "Прощение и память" 2006 - 2007 г." > Андрей Грицина, ученик Староюгинской СОШ. "Красный ворон". Поэма. Иллюстрации к поэме Литвиновой А.

Андрей Грицина, ученик Староюгинской СОШ. "Красный ворон". Поэма. Иллюстрации к поэме Литвиновой А.

… Два начала в российском народе,

В его душах живут – Зверь и Бог.

Поэтому при любой непогоде

Он и выжить, и выстоять смог.

В.Роскошных.

 

Поворот за поворотом

Баржи тянет пароход…

Смерть с коварным оборотом

Здесь устроила обход.

Тех, к кому она явилась,

Заберет к себе река,

Что болотами укрылась.

Дрогнут скоро берега…

Содрогнуться от страданий,

От бессмысленных потерь,

От разрушенных мечтаний,

От того, что кто-то Зверь.

Этот уж, не разбирая,

Всех давай он собирать

И, как будто бы играя,

Заставляет умирать.

 

Смотрит парень гордым взглядом

На синеющую даль…

Правит ворон словно стадом,

Никого ему не жаль.

Вот и парня молодого

Этот ворон утянул…

Но ведь он хотел другого!

А сейчас тонул… Тонул!

Утопал в чьем-то обмане,

В политических речах,

В глупом горестном дурмане

В странном мире – на костях!

 

… Из простого рабочего рода –

Вдруг решили, что он – враг народа.

Написали суровый закон…

… Не забыть парню этого года:

Ведь он был как кошмарный сон.

Только – только успел он влюбиться,

Только – только на поле пошел,

Но не дали ему потрудиться –

«Красный ворон» в деревню вошел…

 

…Изогнулись дороги под людом,

И заполнил вагоны народ.

Эх, добрались, наверное, чудом!

Когда вдруг загудел пароход,

Но и тут людям легче не стало

Делал Ужас повторный заход:

И возможность спастись уплывала,

И все чаще смертельный исход!

Не осталось у парня отрады –

Всех родных подкосил этот путь.

Ну, а «ворон», наставя преграды,

Продолжал свою линию гнуть.

И чем глубже врезались в болото,

Тем сильнее болела душа:

К дорогой ему очень хотелось,

Вспоминал, как она хороша!

Лишь осталась родного частица,

Лишь она заставляла стоять,

И надежда – вернуться, жениться –

Не хотела не как угасать!

А вокруг эти цепи тугие –

Невозможно никак их прорвать.

Полегли уже люди лихие,

Что пытались отсюда бежать…

 

Конвоиры совсем озверели –

Не давали ни спать и ни есть.

Если б люди сломить их сумели,

То была бы суровая месть.

Но и те не совсем виноваты,

Что скрывают на родину лаз:

Конвоиры – «вороньи» солдаты,

А солдат выполняет приказ!

 

…Все покрыла кругом темнота,

Слышен плеск надоевших вод…

И нарушилась глухота,

Когда стал тормозить пароход.

Приставал к берегам этот строй,

Прекращал свой смертельный ход.

Но по лесу разнесся вой –

Ведь страданья еще не исход.

И парнишке, и людям, что с юга,

Предстояло в краях этих жить,

Где бывает то злостная вьюга,

То от сырости можно погнить.

 

Потянулось медленно время…

Люди как-то пытались прожить

И тащили тяжкое бремя…

Ну, а «ворону» кем дорожить?

Голод бил беспощадно и резко –

Этот наглый «вороний» слуга!

И вела себя жестоко и дерзко

Очень злая старуха – судьба.

 

Чуть обжились. Но тут новый вал –

Комендант парня строго призвал,

И сквозь зубы ему приказал:

- «Ну-ка, парень, на лесоповал!»-

…Искупал он вину на болотах.

Перед кем только так провинился?

Неужели в советских широтах

Разум чем-то «вороньим» прикрылся?

 

…Потерпел парень жутких два года,

Но не смог о любимой забыть.

И, как только смягчилась погода,

Заявил: «Буду я уходить!» -

Долго шел, изможденный тайгою,

Избегая «вороньих» преград,

Подгоняем заветной мечтою –

Только ей был воистину рад!

Занесло его странной судьбою

К вросшей в землю до окон избе.

Вышел дед с седой бородою:

- «Что же нужно, парнишка, тебе?»

Здесь нашел парень тихий приют:

Обогрел его дед, успокоил,

Говорил – скоро вместе пойдут,

Обещал указать ему путь,

Обойдя все «вороньи» преграды.

Мол, поможет прорвать эту жуть

И не надо за это награды.

Побрели ранним солнечным утром –

Ничего не трубило беды.

Хоть и было предчувствие смутное,

И коварство таежной среды…

Дед довел до бугра: «Дальше прямо…»

Но привел его, в принципе, к яме –

В спину выстрел – и парень упал

Сгинул парень.

 

Не успел он окинуть взглядом

Эту синею – синею даль

А страна со своим мертвым чадом

Не простилась – его ей не жаль.

На широких просторах суровых

Сколь ж судеб изломано было…

Я хочу чтобы жителей новых

Время больше так сильно не било.

 

Пояснение автора: «Красный ворон» олицетворяет собой жестокую машину сталинских репрессий.


Источник: Сборник "Гуманитарная экспедиция "Прощение и память" 2006 - 2007 г.
Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 1193