Однако... Ты можешь невозможное! Верь в свою мечту, ГЛАВНОЕ ВЕРЬ...!
Главная > Краеведческая мозаика > 2008 год > Сборник "Гуманитарная экспедиция "Прощение и память" 2006 - 2007 г." > Хмелева А.П., учитель риторики Каргасокской СОШ №2. "Путевые заметки 2007"

Хмелева А.П., учитель риторики Каргасокской СОШ №2. "Путевые заметки 2007"

Участники экспедиции собираются на пристани. Настроение у всех приподнятое. Заносим вещи в каюты и спускаемся на берег. Выстраиваемся в линейку. Звучат напутственные речи. Наступает торжественный момент - подъем экспедиционного флага. Поднять его поручено нашим выпускникам А. Парфеновичу (школа № 1) и А. Грицине (староюгинская школа). Прощаемся с провожающими и поднимаемся на корабль. Второй этап проекта "Прощение и память" стартовал.
Так как Каргасок был пересыльным пунктом, на его берег были высажены сотни тысяч спецпереселенцев, то первый памятный венок опускаем на воду напротив пристани под печальный рев сирены. Отец Феодор совершает короткую поминальную службу (литию). Мы смотрим вслед качающемуся на обских волнах венку. Задан эмоциональный настрой, способствующий работе.
Суда берут курс на Новоюгино. Наш верный спутник - катер рыбнадзора "Закат" идет впереди, как и положено флагману.
Собираемся в кают-компании, и начинаются занятия. На этот раз с нами плывут известные сибирские писатели В. М. Решетько и В. А. Колыхалов. Оба родом из Васюганья.
Входим в устье Васюгана. Берега теряются. Сплошная вода, над которой местами возвышаются верхушки деревьев и кустов.
По заведенному нами ритуалу опускаем на воду под рев сирены, взрывающей тишину, второй венок в память о тех спецпереселенцах, которых высаживали на берега Васюгана. Короткая поминальная служба, и идем дальше.
Устье Кижмара, куда конвой сбрасывал тела умерших со всех проплывающих по Васюгану барж. Такое кладбище на воде. Сколько невинно загубленных людей, по большей части стариков и детей, лежит на дне Кижмара (в переводе - "река мертвых"), никто не знает. Никакой статистики не велось. Да и зачем? Нет человека - нет и проблемы.
Опускается под звуки сирены очередной венок. Звучат слова молитвы. Это все, что мы можем сделать для этих несчастных людей, отдавая им дань памяти и уважения.
Васюган спокоен и тих, местами обозначаются берега, и потом, как море, вновь разлив. Наступает вечер. Светло. С берегов доносится дурманящий запах смородины и цветущей ольхи. Идиллический пейзаж.
Стою на борту и жду, когда покажется Малый Яр - место высылки семьи моего деда по матери Ф. К. Дорошенко. Маленькая Катя (она была бы мне тетей) умерла на второй день. Ее могила не сохранилась. Да и само поселение через три года было расформировано, т.к. власть вынуждена была признать эту местность непригодной для жизни. Сколько же людей полегло здесь целыми семьями. Мама рассказывала про тетку Лукерью: мужа как врага народа взяли еще на Алтае, а здесь вначале умерли шестеро ее детей, а потом она. Восьми человек как не бывало.
Катину могилу смыли вода и время. В память о ней бросаю в воду белые розы и смотрю, как они плывут одна за другой по черной, взбитой в пену теплоходом воде. Вновь пересеклись с Катериной наши пути, но, к сожалению, не во времени, а в пространстве. Невыразимо жаль.
20.06. Средний Васюган. Идем ночью. Проснулась от тишины. Не работает двигатель. Выглянула в иллюминатор. Низкий берег. Какой-то улыбчивый мужичок в шапке сгребает мусор.
Нас здесь ждут. Начало митинга в 9 утра. И вдруг приятная неожиданность. В кают-компанию входит наш прошлогодний участник экспедиции отец Виктор в обычной одежде с булкой хлеба в пакете. Милая стеснительная улыбка. Встречаемся, как хорошо знакомые люди. Непринужденная короткая беседа.
В 9 часов опускаем под звуки сирены венок в Васюган в память о всех жертвах сталинских репрессий, высаженных на эту землю.
Подходим к установленному заранее кресту. Хочется сказать спасибо Н. И. Вереге, который при содействии главы поселения М. И. Калинина, установил в процессе подготовки нашей встречи 16 крестов. Это большая и очень трудная работа.
"Для дедов старался",- скажет потом Н. И. Верега.
Площадка вокруг креста обустроена, высокая черная металлическая ограда с надежным запором, позже будут высажены цветы.
Напротив памятного места поставлены белые стулья. На них усаживаются герои сегодняшнего дня. Это старые люди: кому-то из них помогают дойти до места, кто-то идет сам, опираясь на палку, а то и две. Внимание собравшихся обращено к ним.
Звучат речи в их честь. Впервые вслух публично от имени власти говорят о несправедливости и незаконности сталинских репрессий, называют этих очень пожилых людей, сумевших выжить в невыносимых условиях, не врагами народа, а тружениками и героями. Сколько десятилетий они ждали этих слов, но большая их часть не дожила и не услышала.
Каким утешением явится этот черный крест, взметнувшийся ввысь над Васюганом, и надпись на нем.
Очень трогательным было выступление танцевальной группы. В белых одеждах, делающих девушек похожими на лебедей, они приближаются, танцуя, к реке и опускают на воду горящие красные лампадки, закрепленные в венках, а потом вслед плывущим венкам, бросают в воду живые цветы.
Одновременно с опусканием венков в небо взмывают белые и голубые шары (постарались малыши) как символ душ, ушедших в вечность.
Отец Виктор освящает крест и приглашает всех в церковь на поминальную службу. Новая кирпичная церковь не вмещает пришедших. Люди стоят в притворе, на улице. Начинается служба. Горят свечи. Общее ощущение скорби. Многие плачут.
После службы отправляемся в школу на концерт. Звучат красивые песни о Васюганье, некоторые из них сочинены поющими. Концерт хороший. Подростков в восторг приводит номер "Циркачи".
На сцену поднимаются известные томские писатели В. М. Решетько (родом из Среднего Васюгана, кое-кто его в зале узнал), и В. А. Колыхалов. Они рассказывают о себе, знакомят со своим творчеством, дарят книги с автографами школе.
Потом нам предлагают познакомиться с детскими поделками (много очень оригинальных) и с экспонатами школьного музея.
Традиционный поминальный обед. Желающих приглашают на экскурсию на Средне-Васюганское месторождение.
Оставшиеся участники экспедиции заполняют анкеты, расспрашивают жителей, записывают некоторые рассказы на диктофон. Поскольку мы в форменных майках и банданах, нас узнают, говорят "спасибо", охотно отвечают на вопросы.
Возвращаются наши экскурсанты, подходит отец Виктор с матушкой и детьми. Все поднимаемся на корабль. Малыши с восторгом принимают наши подарки, но еще с большим восторгом осматривают теплоход, особенно капитанскую рубку.
Отец Виктор остается вместе с нами. В Тевризе у него, помимо участия в нашем проекте, много работы.
Чтобы быть в Тевризе утром, надо опять идти ночью. Наши капитаны - опытные "речные волки". К тому же белые ночи. Север.
21.06. Тевриз - конечный пункт маршрута.
Раннее утро. Поднимаемся из кубрика наверх. Зеркальная, маслянисто-черная гладь реки. Летающие над самой водой стрижи. Серое небо. Зеленый берег. Разбросанные в беспорядке по поселку сосны и кедры, словно играют в догоняшки. Покой и умиротворение в природе.
Не верится, что, начиная с 29 года прошлого века, здесь вершились трагические события. Первыми на этот берег были высажены крестьяне из Тевриза Омской области. Они-то и назвали поселение Новым Тевризом, пытаясь хоть в названии сохранить связь с малой родиной. Многие из них на нее никогда не вернутся и обретут вечный покой в этой болотистой земле.
В память о всех спецпереселенцах опускаем на воду последний венок под тревожащий душу рев сирены. Он медленно плывет по черной воде Васюгана. Провожаем его глазами и спешим на митинг.
Нас встречают хлебом-солью как самых дорогих гостей. Хлеб очень вкусный, выпечен специально для этого случая.
Приходим к месту предстоящего события. Жители заранее обустроили площадку для камня Скорби.
Мы выбрали не крест, а камень Скорби, потому что сюда сослали людей разных вероисповеданий. Камень Скорби с памятной надписью уравняет всех, кто остался лежать в этой земле. Они объединены общим названием - спецпереселенцы.
В 10 утра начинается митинг. Дети опускают на воду белые бумажные кораблики. Белое на черном. Символично.
За невиновность - наказание и смерть. Создается особое настроение.
На почетном месте сидят те, кто уцелел, пройдя круги сталинского ада. Этих людей немного, по большей части их состарившиеся дети. Произносятся неформальные сердечные речи. От нашей экспедиции выступает С. Р. Кереджи. Ее с родителями выслали из Закавказья в Тевриз. Пришлось пережить многое. Говорит сдержанно, но за этой сдержанностью таятся боль и горечь. Наблюдаю за жителями. Люди постарше теснятся у памятника, чтобы все услышать. Микрофонов, к сожалению, нет. А им так хочется услышать, что их родители, бабушки, дедушки - герои, а не враги, не кулаки, не чуждые советской власти элементы.
В отдалении группами стоят молодые сельчане. Кто-то из них слушает с любопытством, кто-то с деланным безразличием, но смотрят на происходящее все.
Отец Виктор освящает камень Скорби. К подножию памятника люди кладут цветы.
После митинга идем в клуб и показываем в телевизионном формате материалы прошлогодней экспедиции. Смотрят внимательно. Под дружные аплодисменты зала исполняем экспедиционные песни.
Нас приглашают в школу на поминальный обед, вкусный, щедрый, приготовленный с душой.
Постоянно работаем с жителями, расспрашиваем, заполняем анкеты, записываем на диктофон.
Захожу в библиотеку.
Прав-прав был Д. С. Лихачев, говоря, что первые люди на селе - это библиотекари и учителя. Это они приобщают людей к культуре, "сея разумное, доброе, вечное".
Проходим в зал. Артисты стараются от души. Когда запели "Надежду", то, не сговариваясь, участники нашей экспедиции поднимаются на сцену и поют вместе с ними. Хоровое пение нас еще более сблизило.
Заканчивается встреча выступлениями наших писателей В. М. Решетько и В. М. Колыхалова, прочитавшего свои детские стихи так артистично, что зал взорвался аплодисментами. Писатели дарят библиотеке книги с автографами. Н. М. Егупова принимает их с благодарностью. На роман В. М. Решетько "Черноводье" среди читателей устанавливается очередь.
Тепло прощаемся. На зеленой лужайке перед клубом вместе фотографируемся. Идем к теплоходу. Природа вместе с нами оплакивает невинно погибших.
22.06. Тюкалинка. Незапланированная остановка. В дороге выяснилось, что на месте бывшей деревни Тюкалинки, куда ссылали крестьян из Омской области, из деревни под таким же названием поселились люди. 6 человек. Они - потомки высланных сюда предков и решили возродить здесь казачество. У них 2 лошади, ездят на казачьи сборы. Живут больше года. Построили дома с глинобитными печами, вскопали землю под картошку, сделали грядки и посадили овощи. Ловят рыбу для пропитания, охотятся.
Все с высшим образованием, в прошлом городские жители. Устали от города, цивилизации, хотят жить в согласии с природой. Нет электричества, телевидения, сотовой связи. Только радио. На деле осуществляют завет французского гуманиста Руссо "Назад к природе!".
Много книг. Это для ума. А для сердца - природа, пение птиц, небо, единение между собой.
Немножко завидую. Хотелось бы так пожить самой, чтобы отдохнула душа, но только... несколько месяцев, больше не выдержу, сбегу к людям.
22.06. Березовка.
Приходим к обеду. Здесь мы должны принять участие в официальном мероприятии, посвященном открытию памятника участникам Великой Отечественной войны.
Свободного времени около часа. Его каждый использует по своему усмотрению. Заметно волнуется В. А. Колыхалов - рядышком Чижапка, где в детдоме прошли его детские годы. Подходит отец Феодор, и вместе с В. А. Колыхаловым они исхитряются побывать в Усть-Чижапке.
Мне Березовка нравится. Здесь сохранился дух настоящей сибирской деревни. Просторно, чисто. На улице полно всякой живности: лошади, коровы, овцы, куры не спеша бродят по улице. Добротные дома. Много берез. Уютно. К 5 часам все собираются у памятника. Все обустроено. Деревянная изгородь, высажены цветы.
Начинается митинг. Из этих мест на фронт ушло около трехсот человек, многие из них - спецпереселенцы. Среди жителей деревни никому из фронтовиков до сегодняшнего дня не удалось дожить. Отец Феодор освящает памятник, возлагаются цветы к его подножию. Среди них есть и живые: незабудки, ветки цветущего шиповника, аквилегия. Зажигаются свечи.
Идем в клуб. Овцы интеллигентно уступают дорогу на тротуаре, давая нам возможность пройти, а потом грациозно вскакивают на него.
В клубе не хватает места. Вносятся дополнительно сидения. Показываем материалы прошлогодней экспедиции. Особый интерес и оживление вызывают фотографии, снятые в Березовке.
Вечером нас ожидает костер на берегу. Об этом позаботилась администрация: подвезены дрова, расставлены скамейки. На всякий случай стоит милицейская машина.
Вначале мы посещаем площадку на берегу, где установлен в прошлом году памятный крест. Новоюгинцы привезли сделанную ими удобную скамеечку с прикрепленным к ней почтовым ящиком. В нем лежат обращение к путнику и вопросник, отвечая на который путник поможет установить имена и фамилии спецпереселенцев из здешних мест.
Возвращаемся на берег. Разжигаем костер. Зазвучали под гитару песни. Гитары были у М. Ермакова и А. Парфеновича. Желающих играть на них больше, поэтому гитары ходили по кругу.
С совершенно неожиданной стороны открылся нам отец Феодор. Наигрывая на гитаре, он соло пел бардовские песни, пел и в общем хоре.
В конце вечера, когда устали петь, читали любимые стихи. Отец Феодор и здесь приятно всех удивил: задушевно и просто читал лирику С. А. Есенина. Это был незабываемый вечер.
Ночевали в Березовке. Утром суда берут курс на Каргасок. На теплоходе царит атмосфера творчества. Объявляется конкурс на лучшую газету с символичным названием "Черноводье".
23.06. Новоюгино.
По дороге заходим ненадолго в Новоюгино. По просьбе жителей отец Феодор проводит короткую поминальную службу. Возвращаемся на корабль. Берем курс на Каргасок, где нас ждут.
23.06. Каргасок, 4 часа по полудни. Нас встречают представители районной администрации, родные, друзья. Вначале прощаемся с командами "Надежды" и "Заката", благодарим И. В. Бондаренко, судового врача, зорко следящего за нашим здоровьем.
Начинается официальная программа. В. М. Зарубина докладывает председателю районной Думы В. А. Протазову об успешном завершении экспедиции и ее результатах, благодарит районную власть за финансовую моральную поддержку. В. А. Протазовым и Н. Г. Монголиной высказывается мысль, давно созревшая у участников экспедиции, о необходимости создания Музея спецпереселенцев в Каргаске.
Исполняем новый экспедиционный гимн. Завершающий аккорд - спуск экспедиционного флага.
Второй этап реализации проекта "Прощение и память" завершен. Сложное чувство владеет нами. Грустно от того, что приходится расставаться (за время плавания мы очень сдружились), радостно - от того, что выполнили намеченное. Дело-то благое.
Расходимся и разъезжаемся по домам с надеждой на продолжение работы над проектом - на экспедицию "Каргасок - Новый Васюган".


Источник: Сборник "Гуманитарная экспедиция "Прощение и память" 2006 - 2007 г.
Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 1061