Однако... Посмотри на ситуацию иначе!

Ранн П.Я. Ссылка в Новый Тевриз. См.подробнее...

Ранн Пётр Яковлевич родился 30 сентября 1926 года, в семье крестьянина-середняка, в с.Красный Дол, Славгородского района, Алтайского края. В 1931 году вместе с родителями были высланы в п.Тевриз Каргасокского района Томской области. В войну работал сапожником, рыбаком, мастером на пихтовом заводе. После войны работал полеводом в Катальге, с 1960 - звероводом черно-бурых лисиц в НовоВасюганском КЗПХ, с 1969 г в Усть-Чижапском КЗПХ, зав. базой, позже зав.торгом до выхода на пенсию в 1982. В настоящее время проживает в Каргаске.

Ссылка в п. Новый Тевриз

Осень 1930 год. Отца вызвали в волость, ныне администрация, где проводили общее поселковое собрание, вопрос стоял организационный объединить личные хозяйства в коммуну. Отец записался третьим, по рассказам матери. После этого большевики выгребали зерно, которое было засыпано в амбары, выводили со двора лошадей, у нас было три коня. Их держали, чтобы пахать, боронить, косить урожай- пшеницу, овёс, горох. В хозяйстве была жнейка-самосброска, в неё запрягалось три коня, жнейка косила, вязала и скидывала готовый сноп. Потом их составляли в суслоны, затем сваживали и молотили на молотилке, в неё запрягались три коня. Обмолоченное зерно пропускали через веялку, просеянный хлеб, т.е. зерно, просушивали и ссыпали в закрома. Увели трёх коров, было пять, и угнали молодняк, сколько было, овец-15 голов двух оставили. Две свиньи оставили на зиму родителям, так как семья большая - восемь человек. Какой был сельхозинвентарь, всё вывезли - плуга, бороны, молотилку, веялку, жнейку. Очистили! У большевиков уже была мысль о выселке весной, они готовились, предупреждали, чтобы ничего не продавали, кто нарушит запрет, будет осуждён как «враг народа». Так и было. Кто не послушался в протяжении зимы, мужиков забрали и посадили, жёны были высланы с ребятишками. По пять, по семеро детей имели. В чём был и одет, обуты, увозили их на пристань и погружали в баржу, уже весной 1931 года в начале мая. Отца вызвали в волость и сказали ему: «запрягай своего Воронка в бричку свою и собирайтесь. Езжайте на пристань, вы будете высланы в Нарым». Благодаря тому, что отец вступил в коммуну он остался с нами. Приехал домой на запряжённом Воронке в бричку, телега с лестницами на которой сваживали снопы домой в сарай(ток) Отец зашёл в дом и говорит маме «Собирай детишек!»Нас было шестеро , младшему два годика, старшей сестре восемнадцать. Он сложил кое-какие вещи, погрузились, нас посадили, и прощай Родина навсегда! На пристань приехали. Нас погрузили в баржу, Воронка с бричкой на другую баржу. На палубу грузили лошадей, телеги, брички расставляли и привязывали лошадей, в них ложили сено, солому кормить лошадей, фураж и мелкий сельхоз-инвентарь спускали в трюм. Этим занимали одну баржу. Три баржы были загружены народом, на пол вместо постели настилали солому и в три ряда разместились люди, в основном были дети, семьи были большие. Какой был шум, крик. Плач во время погрузки, никто не может себе представить, мне шёл тогда пятый год и до сих пор не могу такой ужас забыть! Погрузка кончилась, четыре баржи спаромили, пароход оранжевым цветом подошёл, зацепил буксир и отправился в путь далёкий до самого Нового Тевриза. Очистили Алтайский
край от «врагов народа» Везли по Иртышу, потом по Оби и наконец река Васюган. Мужчины большинство проводили время на палубе баржи, кормили , поили лошадей и сторожили, чтобы никто не упал в реку, защитной по краям баржи не было городьбы. Внутри, в трюме шум, плач детей, ужасно, дети стали умирать, взрослые от ужаса, матеря заболели, мёртвых заворачивали в пелёнки, простыни у кого они были бросали в реку ,пароход не останавливался, не хоронили мертвецов. Врачей не было, лекарств не было. Воду пили с реки. Никаких обогревателей не было печей, ничего, как поросяты в говне. Так нас мучили около двух месяцев, на Васюган когда выехали, стали разгружаться ,выбирали места повыше берега с густым лесом, травами и страшным гнусом. Две баржи отцепили, с двумя баржами пароход под названием «Дедушка» поплыл по Васюгану всё дальше, наконец остановился возле глубокого лога, высокий берег и пришёл наш черёд выгружаться, 10 участок, в то время названия посёлков не было, Наш последний участок был десятый. На этот берег вылезли густой лес, трава. А от гнуса дышать невозможно. Мужики, которые с семьями приехали и женщины, которые в силе были, взялись за топоры и пилы, началась раскорчёвка площади, чтобы расположиться на ночлег. Народу было 1700 человек, надо было как кто всех устроить. А у тех семей, которых отцов забрали и посадили , по сей день никто не вернулся больше к детям своим, а их было одна треть от общего количества семей. Вырубали черёмуховые прутья потолще, загибали дуги, обшивали товаром, обкладывали берестом, копали землянки, накрывали крыши берестом, потом дёром, чтобы спастись от дождя немного, от гнуса никто не знал, что дымокур поможет, когда стали корчевать лес, распиливали сучья обрубали и стаскивали в кучи и поджигали, сжигали весь лес на месте, появился дым, тогда поняли, что гнус дыма боиться. Вот сейчас можно представить кА люди выживали, паёк был рабочим 300 граммов, детям до 16 лет 150 граммов муки, ни картошки, ни жиров, хорошо, что росла крапива, пестики (медунки), дикий щавель, край реки»Иван-чай», смородник, малинник, заваривали чай ещё брусничником. Это было всё питание рабочим и детям, а работали с темна до темна, а выходных не знали, началась раскорчёвка площади под строительство посёлка. Избрали старосту Фогель Я, учётчиком Дик А, писарем Ремпель И, выбрали грамотных мужиков, «умных» И началась работа, готовили лес под бараки, кто мог себе строили избушки, к зиме могли спрятаться под крышей .Готовили кирпич -сырец, чтобы к зиме можно было сложить печи. Первым долгом построили конюшню, чтобы содержать лошадей, готовили сено на зиму, в то время лошадь была главная машина. Но не успели покрыть крышу. Закрывали пихтовыми и еловыми ветками. На строительстве конюшни каждую ночь по очереди оставляли на ночь сторожить, избушки не было. По середине конюшни была выкопана яма, в ней горел костёр, сжигали отходы от строительства. Утром отец пришёл домой весь перемёрзший, сразу заболел, неделю проболел и умер 28 декабря 1931 года. И так я остался пяти лет без отца. Избушку нам построили, мама готовила кирпич, сложила печь, сделали нары из протёсанных жердей и стол из колонных досок . На третий день смерти отца повезли его в гробу на лошади, вот что я увидел, выкопанная яма ещё с осени, пока земля талая, заложена жердями и пихтовой лапкой сверху накрыто, чтобы снег туда не попал. Подъехали. Сбоку оставлена щель, чтобы спускать гроб, гроб спустили, покойного вынули из гроба и положили в штабель покойников, так укладывали почти до верху, утром с мамой пошли на могилки, посмотрели отца ночью раздели, остался в нижнем белье. Так за зиму 1931-1932года было заложены три ямы, в одной 92, во второй 86, и в третьей 78 смертников, весной когда земля растаяла эти ямы завалили землёй. Старшая сестра вела учёт смертников, у ней была тетрадь, она записывала на память. Почему так хоронили? Не успевали копать могилку и делать гробы, в сутки умирало до 10 человек от холода и голода. К тому же появились болезни. Тогда называли «цинга», сильно опухали люди. Под весну привезли солёную черемшу в бочках и делили по домам. Весной 1932 года раскорчевали огородчики, выменивали. немного картофеля, от Нового Тевриза за рекой Васюган жили старожилы в километрах 3-4 от нас. Когда спустились под гору люди жили под вид нашего. 11 участок в основном татары и русские, в нашем посёлке немцы и несколько семей русских. Они поселились отдельно у лога, за логом жили киргизы несколько семей. Где жили старожилы, п. Половинка и в будущем наши посёлки 10 участка назвали Нейгальштадт, 11 участок Тевриз, сейчас Новый Тевриз В 1933 году построили школу, лес кантовали, строгали, хорошая получилась школа, ребята стали ходить в школу, была семилетка.


Источник: Сборник "Гуманитарная экспедиция "Прощение и память" 2006 - 2007 г.
Maria Friesen 22.04.2011 07:18
Мои дедушка и бабушка умерли на 10 участке, 10.08.31. Фризен Яков и 18.01.32. Фризен Анна Об этом мне рассказала моя тётя, которая тоже там находилась. В то время мой отец жил в Новосибирске, ему было 25 л. Спасибо за рассказ, теперь знаю как 10 участок назывался. С уважением, Мария Фризен
Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 1501