Однако... Так уж устроена жизнь, что мы счастливы лишь предвкушением перемен; сами же перемены для нас ничего не значат; они только что произошли, а мы уже ждем новых.
Главная > Краеведческая мозаика > 2008 год > Сборник "Гуманитарная экспедиция "Прощение и память" 2006 - 2007 г." > Историческая справка о репрессиях 30-40-х гг. XX века.(Очерк по истории сталинских репрессий).(ноябрь 2007г.)См.подробнее...

Историческая справка о репрессиях 30-40-х гг. XX века.(Очерк по истории сталинских репрессий).(ноябрь 2007г.)См.подробнее...

В Западной Сибири основным районом ссылки стал Нарымский округ, созданный в 1932 году, объединивший земли нескольких нынешних районов области с центром в г. Колпашево и по территории был равным территории Белоруссии и Литвы вместе взятым. «Бог создал рай, а черт - Нарымский край», так говорили о данных местах еще в дореволюционное время. В 30-х годах среди спецпереселенцев появилась еще одна поговорка: «Кто в Нарыме не бывал, тот и горя не видал».

     Вторая половина 20-х гг. XX века. В СССР начиналась эпоха «великих строек». Руководство партии хорошо понимало выгоду от бесплатного, в сущности рабского, труда заключенных. Страна покрывается сетью особых лагерей.

   СИБУЛОН означает «Сибирское управление лагерей особого назначения», а СИБЛОН - это «сибирские лагеря особого назначения». СИБЛОН появился на свет в 1929 г., прежде, чем коммунисты придумали перекрестить свои концлагеря в ИТЛ (исправительно -трудовые лагеря). СИБЛОН состоял из лагерей, исправительно -трудовых колоний и спецпоселений. В 1935 г. СИБЛОН переименовали в Сиблаг. Лагуправление находилось  то в Новосибирске, то в Мариинске. СИБЛОН с момента образования находился в подчинении ОГПУ, с 1931 г. ГУЛАГ ОГПУ, а с 1937 г. Сиблаг подчинен ГУЛАГ НКВД.

    СИБЛОН/Сиблаг простирал  свои владения от Иртыша на западе, до Енисея на востоке, но ядром его была полоса вдоль Трассибирской железной дороги. СИБУЛОН организован во исполнение решения правительства об использовании труда заключенных и спецпоселенцев при колонизации отдаленных районов СССР и эксплуатации их природных богатств: лесозаготовки, угледобыча, договорные работы с Союззолотом, дорожное строительство (железнодорожные ветки, Нифатьевское шоссе, Чуйский тракт), строительство заводов, металлообработка и, конечно, сельскохозяйственное производство (полеводство и животноводство).

     Численность заключенных СИБЛОНа/Сиблага: на 1 января 1930 г. - 4 592, через полгода уже 24 284; пик приходится на 1 января 1938 г.(период «большого террора») - 78 838.(1-3)

       С 1929 г. в средствах массовой информации Советского Союза появляются настойчивые призывы начать наступление социализма по всему фронту. Объявляется о начале форсированной индустриализации и сплошной коллективизации. Крестьяне не желали отказываться от своей многовековой мечты быль хозяевами на земле и тогда власти приступили к принудительной коллективизации и сопутствующему ей «раскулачиванию» ненавистных большевикам зажиточных крестьян. Годом «великого перелома» назвал 1929 год Сталин в канун 12-ой годовщины Октябрьской революции, призвав «продолжить решительное наступление на капиталистические элементы города и деревни». Вот как описывает  в своем исследовании «Спецы» Вадим Макшеев  первую волну репрессий, направленных против крестьянства. «Раскулачивали, верней -разоряли изощренно и поэтапно. Сначала у зачисленных в кулаки описывалось имущество (дабы не распродали и не попрятали), затем их облагали высокими налогами и доводили так называемое твердое задание по хлебопоставкам... Когда платить было уже нечем, а закрома пусты....., районные уполномоченные совместно с местными активистами конфисковывали у должников скот, лошадей, сельхозинвентарь, посевы озимых... 30 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Основным «мероприятием» было выселение кулаков « в отдаленные местности СССР». 1-го марта 1930 г. сообщили по телефону «контрольную цифру» по Западно-Сибирскому краю - следовало переселить 50 тыс. кулацких хозяйств. Переселение закончить к первому апреля...  Была объявлена поголовная мобилизация «гужа» - десятков тысяч лошадей и возчиков. На срочно начерченных картах определили места, куда следовало определять «мироедов» и их ребятишек. ... Увозили под конвоем не «кулацкие хозяйства», а дотла разоренные крестьянские семьи».(10)

     Побудительный мотив первой волны репрессий, обрушившихся на крестьянство, со стороны политического режима  носил чисто классовый характер - ликвидация кулачества как класса, его разорение; собственники, хозяева не нужны были в новом социалистическом государстве

  Подходящей местностью определили известное непроходимыми болотами Васюганье, бассейн реки Ягыл -яг (приток Васюгана).  Туда, в марте 1930 г. и решено было выселить из Омского округа 2676 кулацких семей - одиннадцать с лишним тысяч классовых врагов, в основном  женщин и детей, глав семейств отправили в тюрьмы и лагеря.  Бараки не успели построить,  когда пришел первый обоз, высаживали бедолаг прямо на снег. И, спустя несколько дней, народ стал оттуда бежать. Сбежавших из  ссылки обратно в свои деревни женщин с детьми до поры до времени не трогали, но строптивых мужиков передавали в распоряжение «троек». Эта первая волна насильственного переселения раскулаченных крестьян в 1930 году явилась лишь своего рода генеральной репетицией. Последовавший за ней куда более опустошительный вал «ликвидации кулачества как класса», а по сути своей окончательного раскрестьянивания деревни прокатился по Советской России весной 1931 - 1932 гг. (10)

     Со второй волны репрессий большее значение приобретала задача использования дармовой «рабсилы» для спецколонизации Нарымского края, наиболее необжитой территории Западной Сибири. И с этого момента потребности экономики страны, заявки наркоматов и ведомств на использование труда спецпереселенцев стали оказывать значительное воздействие на сроки и масштабы кампаний по высылке крестьянских хозяйств. В связи с этим роль ОГПУ (ГУЛага - СибЛага)  с начала 30-х гг. резко возрастает. Репрессивный орган превращается в могущественное экономическое ведомство с собственной развитой инфраструктурой. С начала 1932 г. центральные власти стали называть спецпереселенцев трудпоселенцами.

    15 марта 1931 г. всем полномочным представителям ОГПУ республик, краев и областей был отправлен из Москвы меморандум «О проведении массовой ссылки раскулаченных» за подписью заместителя председателя ОГПУ, члена комиссии ЦК ВКП(б) по спецпереселению Ягоды. Вот фрагмент из этого меморандума: «В целях полной очистки от кулаков с мая по сентябрь 1931 года намечено провести массовую операцию по кулачеству с высылкой в отдаленные местности Союза со всех областей. Для проработки этой операции предлагается: установить количество кулацких хозяйств; установить теперешнее местонахождение кулацких хозяйств; агентурным путем установить бежавших с постоянного места жительства и их ссылки кулаков, проникших на работу в промышленность, шахты, скрывающихся в городах; проверить состав колхозов, учесть проникших в колхозы кулаков...».(8)  С санкции Политбюро ЦК ВКП(б) предусматривалось выселить на труднодоступные необжитые территории почти 200 тысяч кулацких семей, а поскольку семьи в то время  были многодетными, на спецпоселении надлежало отправить более миллиона человек. На это раз решили доставлять переселенцев на места  их подневольного проживания водным путем, в трюмах барж, разрешалось брать с собой имущество. Только в мае - июне 1931 г. на север Томской области были переправлены 43 852 семьи (182 327 человек), количество населенных пунктов увеличилось на 270.

      В системе Сиблага ОГПУ были созданы участковые комендатуры, всего их было на территории сегодняшней Томской области 12, три из них в Каргасокском районе: Каргасокская, Средневасюганская и Нижневасюганская. Сохранилась карта васюганской части «Схема участков Средне- и Нижневасюганских комендатур, заселенных с 26 мая 1931 г.». Средневасюганская комендатура контролировала 18 участков: 15 по среднему течению Васюгана и 3 по р. Нюролька, где было высажено 5075 семей или 21 296 чел. Нижневасюганская комендатура контролировала 19 участков: 12 в нижнем течении Васюгана и 7 по р. Чижапка, где проживало 4 485 семей или 18 645 чел. Значит, только в среднюю и нижнюю часть Васюгана в 1931 г. было выселено 40 тыс. человек из разных областей Западной Сибири (из Прииртышья, Алтая, Енисея...).  Для сравнения: в 1930 г. численность населения на этой территории не превышала двух с половиной тысяч человек.

    В настоящее время из 18 поселков Средневасюганской комендатуры сохранился только один - Тевриз (из ссыльных Омской области Тевризского района); из 19 поселков Нижневасюганской комендатуры существуют 4- Большая Грива, Новоюгино, Березовка и Усть -Чижапка.

       Особо следует сказать о крайне тяжелом материально -бытовом положении спецпереселенцев. Власти совершенно не готовы были принять такое большое количество людей. Для возведения жилищ в необжитых местах не было самого необходимого и люди часто умирали в первую же зиму. Им не разрешалось переезжать из одного поселка в другой,  каждый день в их обязанность входило отмечаться у коменданта.  Спецпереселенцы были лишены гражданских прав, обособлены от местного населения по месту жительства и работы.

     Наплыв такой массы надломленных расставанием с родными местами, хозяйством, ослабленных недоеданием, измученных неизвестностью людей, чрезмерная скученность, отсутствие элементарных санитарных условий в местах поселений  привели к распространению инфекций. Красноречиво говорят об этом документы той поры.  Из протокола совещания по вопросам хозяйственного устройства спецпереселенцев в Каргасокском районе от 22 -24 марта 1932 г.: «.. Признать, что в эпидемическом отношении Каргасокский район и по настоящее время является неблагополучным по сыпному тифу, оспе и особенно с наступлением весны брюшному тифу... В части цинготных заболеваний является неблагополучной особенно Средне-Васюганская комендатура, где цингой поражено около 30 процентов всего населения». (11)

    В этих тяжелейших условиях предстояло не просто выжить, но и выполнить плановые задания, спускаемые сверху. Так, немедленно, по прибытии на место поселения спецпереселенцы в Нарымском крае получали задачу на  раскорчевку под пашню,  им выдавался план на посев и сдачу зерна государству (в 1931 г. раскорчевано под сельскохозяйственные цели 6 тыс. га, в 1932 - 55,4 тыс га). Из постановления Западно -Сибирского крайкома ВКП(б) от 2 октября 1931 г.: «В целях быстрейшего и широкого развертывания мероприятий по эксплуатации громадных естественных богатств северных районов края и более рационального использования хозяйственной деятельности спецпереселенцев установить: спецпереселенцев, расселенных по Васюгану, Парабели, Кети, Чулыму и их притокам ориентировать на  лесозаготовки (рубка, возка, сплав и погрузка леса), обслуживание лесоперерабатывающих предприятий, лесохимии и лесокустарных промыслов (выработка саней, тары, выгонка смолы, дегтя, пихтового масла и др.). Остальные виды хозяйственной деятельности, в том числе полеводство, скотоводство и огородничество, в этих районах должны являться подсобными с целью удовлетворения потребительских нужд самих спецпереселенцев». (8) Борьба с эксплуататорами и кровопийцами, начатая большевиками в 1917 г., закончилась самой беспощадной эксплуатацией своего же народа.

     Голод и изнурительный труд каждодневно множили число сирот. Пришлось открывать детские дома для содержания детей спецпереселенцев. Так, в 1932 г. был открыт Васюганский детдом, где в среднем проживало до 330 человек. Всего таких детдомов в Нарымском округе открыто было 15. В. Макшеев в своем исследовании «Спецы» приводит докладную записку заведующего Нарымским окружным отделом народного образования, отправленную в мае1933 г. краевым властям в Новосибирск, из которой становится понятно, что из себя представляли  детские дома: «Состояние детских домов катастрофическое... Четыре детдома имеют более или менее приличные здания, остальные размещены в полуземлянках, бараках, крестьянских избах. Страшная перегруженность помещений: на одного ребенка приходится 0,25 кв.м. площади пола. Дети спят на нарах, под нарами и на полу. Нет постельных принадлежностей. Дети обеспечены одеждой и обувью на 15 -75% потребности. Например, детдома Каргасокского района на 825 человек имеют пальто -323, теплой обуви195 пар, кожаной обуви - 302 пары... Из-за отсутствия обуви дети посещают школу по очереди.... Дети получают полуголодную норму питания....., но и эта норма  выделяется очень неаккуратно...Некоторые детдома были по несколько дней без питания». (10)

      В 1938 г. был создан Васюганский район, и его центром стал Новый Васюган. Но Васюганский район - только один из 13 районов тогдашнего Нарымского округа, куда ссылались репрессированные. Полного представления о масштабах Нарымской трагедии еще нет в трудах историков, краеведов. Наш край еще ждет своего исследователя, а пока память о том страшном времени  хранят обезлюдившие берега многочисленных притоков Оби, обнажившиеся кости в неглубоких братских могилах на заросших погостах да «пыльные» обвинительные заключения в государственных  архивах.

    Насильственная коллективизация породила чудовищную миграцию крестьян в города. Крестьянская Россия превратилась в Русь бродячую. С конца 1928 г. по конец 1932 г. советские города были наводнены крестьянами, число которых близилось к 12 миллионам - это были те, кто бежал от коллективизации,  раскулачивания и жесточайшего голода, который охватил страну с осени 1932 г.  И центральная власть решает очистить города от деклассированных элементов (бездомных, нищих, цыган, беспризорников, уголовников, кулаков), ликвидировать «социальный паразитизм», арестовать всех недовольных, главным средством решения данных задач стало введение внутригосударственного паспорта 27 декабря 1932 г. С  весны 1933 года началась третья волна массовой депортации на восток. С этого времени спецпереселение теряет свой преимущественно крестьянский характер. Тогда Западная Сибирь приняла 132 тыс. человек, значительная часть из них осела в Нарымском округе.

     В течение 1933 г. были проведены наиболее впечатляющие операции «по паспортизации», вот некоторые из них... С 28 июня по 3 июля арестовали и депортировали к местам работы в Сибирь 5470 цыган из Москвы; в апреле, июне и июле произведены облавы и высылка трех составов «деклассированных элементов» из Москвы и Ленинграда, а это 18 тыс. человек. Первые два состава оказались  на острове Назино (Александровский район), где за один месяц погибло две трети депортированных.(12)

     После небольшого затишья в 1934-36 гг., когда масштаб репрессий резко сократился, и был даже несколько смягчен режим для спецпереселенцев, власти стали готовиться к очередной волне репрессий, которая вошла в историю как большой террор. Большой террор преследовал две цели: подчинить центральной власти (Сталину) гражданскую и военную бюрократию, состоящую из молодых, воспитанных в сталинском духе кадров, ликвидировав при этом так называемую старую гвардию партийцев (достичь могущество через страх и унижения); окончательно устранить всех «социально опасных элементов», так называемых  «бывших» или потенциальную «пятую колонну» перед лицом военной угрозы.

     Большой террор начался с решения Политбюро ЦК ВКП(б) №П51/94 от 2 июля 1937 г. «Об антисоветских элементах». В директиве, подписанной Сталиным и Молотовым, говорилось: «ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным,  краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся  кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД. ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке». Этим постановлением началась самая массовая и кровопролитная репрессивная акция 1937 - 1938 гг.

      В ответ на руководящее указание 30 июля 1937 г. появился приказ наркома внутренних дел СССР Н. Ежова № 00447, определивший детали спецоперации по «репрессированию бывших кулаков, уголовников, антисоветских элементов». В разряд последних попали «члены антисоветских партий, бывшие белые офицеры, чиновники царской армии, реэмигранты», а также «сектантские активисты, церковники и прочие, содержащиеся в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях враждебные элементы». Приказ определил единый порядок репрессирования. Территория СССР разбивалась на оперативные секторы, в каждом их них создавались оперативные группы под руководством ответственных работников НКВД. Списки на арест составлялись на основании компрометирующих материалов, собранных заранее. Следствие проводилось «ускоренно и в упрощенном порядке», затем дело направлялось на рассмотрение «тройки»,  которая возглавлялась начальником регионального управления НКВД. Приказ доводил до каждой территории четырехмесячный план - задание, контрольные цифры репрессируемых по обеим категориям: для Западной Сибири - 17 тысяч: 5 тыс по первой категории, «расстрельной», 12 тыс. - по второй, лагерные сроки от 8 до 10 лет.

     Среди репрессивных органов особо зловещую роль в развертывании массовых репрессий сыграли несудебные органы -  Особое совещание и «тройки» ОГПУ - НВКД. Особое совещание при Народном комиссариате внутренних дел СССР учреждено в 1934 г. с правом применения «к лицам, признаваемым общественно опасными» ссылку, высылку и заключение в лагерь до 5 лет, затем эти права были расширены вплоть до применения высшей меры наказания.

Еще циркулярами ОГПУ 1929 г. и  НКВД 1931 г. были образованы «тройки» в областях и краях для предварительного рассмотрения законченных следственных дел и последующего их доклада на судебных заседаниях коллегии или Особого совещания. В состав «троек» входили: руководители оперативных управлений  -отделов ОГПУ (НКВД), представители прокуратуры и первые секретари обкомов ВКП(б).(6)

      Большинство коммунистов и беспартийных беззаветно верили Сталину, его окружению, а  в условиях четкого функционирования на всех уровнях репрессивной машины для всех было ясно, чем грозит несогласие с «линией» партии и правительства.  Под воздействием массового психоза поиска «врагов народа, вредителей и шпионов» нагнеталась атмосфера всеобщей подозрительности, доносительства и страха...

         Запущенная чудовищная репрессивная машина требовала все новых жертв, а бесчеловечные, изощренные фантазии ее руководителей не знали границ. В течение второго полугодия 1937 г. последовало 12 приказов на проведение так называемых «национальных операций»: об аресте граждан немецкой национальности, «немецких шпионов, осевших в совучреждениях», о «фашистско - повстанческой, шпионско -диверсионной деятельности польской разведки в СССР», о «харбинцах» - бывших работников КВЖД, обвиненных вместе с членами их семей в  шпионаже в пользу Японии, «изъятию» подлежали латыши, эстонцы, финны, греки, китайцы, корейцы. Очередной приказ Ежова  № 00486 от 15 августа санкционировал кампанию по репрессированию жен изменников родины, их отправляли в ИТК на срок от 5 до 8 лет,  детей старше 15 лет в ИТК, а младших в детские дома особого режима.

    В Нарымский округ не только ссылали, но и здесь искали вредителей и врагов народа среди тех, кого уже однажды лишили всего и закрепостили в таежной глухомани. 

  И сегодня трудно точно определить, сколько невиновных граждан было репрессировано на территории Томской региона в те страшные годы. По данным областного историко -просветительского общества «Мемориал» только в Томске было арестовано в 1937 -1938 гг. свыше 30 тыс. человек. Некоторые источники говорят нам о том, что всего в годы репрессий среди жителей Каргасокского района было произведено более 700 арестов и большая их часть  - в 1937-1938 гг. Изучение документов и материалов, собранных в сборнике «Операции НКВД», позволило установить «принадлежность» 105 жителей Каргасокского района к контрреволюционной повстанческой организации «Российский общевоинский союз», 181 человек являлись членами повстанческой эсеро -монархической организации и 13 -кадетско -монархической, было «выявлено» 8 правотроцкистов. Среди каргасокцев «оказались» и члены польской  повстанческой, шпионской и диверсионной организации, которые  «вели активную вредительскую деятельность». Агент английской разведки китаец Юан-Сун-Юн, находясь в ссылке в Каргасокском районе (выслан из Хабаровского края еще в 1929 г.) создал китайскую шпионско -диверсионную группу из 14 человек китайской национальности.  Всех врагов народа ждал один конец - расстрел. Как показала проверка дел, осуществлявшаяся на первом этапе реабилитации (сразу после XX съезда партии в 1956 г.), все дела были сфабрикованы бывшими сотрудниками Нарымского отдела НКВД ради выполнения, спущенного сверху «плана» по выявлению «врагов народа».

     Накануне и в годы Великой Отечественной войны на смену «кулацкой ссылки» пришли депортированные народы - немцы, калмыки, крымские татары, народы Северного Кавказа, Буковины, Молдавии, Прибалтики... Историки называют численность этого  «контингента» - до 2,5 миллионов человек.

    Как известно, в августе 1941 г. советское руководство решилось на депортацию граждан СССР немецкой национальности в восточные районы страны. Предлогом послужило обвинение целого народы в предательстве. Из доклада министра внутренних дел С.Н. Круглова Л.П. Берии явствует, что в 1941 -1942 гг. в целом было выселено 806 459 человек немецкой национальности. Так, в 1942 г. в наш край было завезено 4698 немецких семей (16107 чел.), они были расселены в поселениях от Нарыма до Нового Васюгана. (11)  По данным на 1 января 1945 г. в Томской области их насчитывалось  17 807 чел., почти пятая часть всех сосланных в область. А в первый год после Победы на территорию области было расселено еще 5830 репатриированных немцев, вывезенных из Австрии и Германии. По состоянию на 1 июля 1950 г. в Томской области состояло на учете 23 119 немцев -спецпоселенцев. Это была вторая по численности, после русских, этническая группа в области.  Материально -бытовое положение немцев было очень тяжелым, но такие национальные черты как трудолюбие, образованность, высокая культура, аккуратность и педантизм в решении любых проблем довольно быстро позволили им обосноваться и обжиться на новом месте. Гораздо тяжелее было чувствовать себя поднадзорными, испытывать ограничения в правах. Официальная пропаганда, местные власти, навешивая на российских немцев ярлыки «предателей родины», «шпионов и диверсантов», не делала различий между ними и немецкими фашистами.

Лишь в 1964 г. советское правительство признало необоснованными обвинения советских немцев в пособничестве фашизму, и только в 1972 г. им было разрешено вернуться в места, откуда они были высланы. (5)

      Вслед за высылкой немцев с ноября 1943 по июнь 1944 г. были высланы в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию еще шесть народов (чеченцы, ингуши, крымские татары, карачаевцы, балкарцы и калмыки) под предлогом их «коллективного сотрудничества с немецкими оккупантами».

   Последняя волна массовых репрессий, сопровождавшаяся насильственной высылкой, приходится на 1948 -1950 гг., в результате которой в Сибирь и Казахстан отправлены народы Прибалтики (10% взрослого населения прибалтийских республик было сослано или находилось в лагерях), молдаване (7% от всего населения Молдавской СССР) и 172 тысячи западных украинцев.(12)

       История «кулацкой ссылки» заканчивается после Великой Отечественной войны. В начале 1948 года министр внутренних дел Круглов подал записку Берия, в которой сообщил, что «по ходатайству местных партийных и советских органов в 1946 -1947 гг. освобождены 115 697 семей (326 611чел.). Остается еще 82 440 семей (321 287 чел.). Спецпереселенцы добились больших успехов в сельском хозяйстве, активно участвовали в хозяйственно -политических мероприятиях. На фронтах Отечественной войны (их призывали с 1942 г.) отличились многие спецпоселенцы, награждены орденами 2700 чел., из них 5  Героев Советского Союза». Предлагалось освободить из ссылки всех спецпереселенцев. По Томской области аналогичное письмо подготовлено в 1949 г. Последние кулаки, которые оставались на поселении, были освобождены Постановлением Совета Министров СССР от  13 августа 1954 г. «Про снятие ограничений по спецпоселению с бывших кулаков и других лиц» под грифом «СС». Даже освобождение проходило совершенно секретно, без права проживания в крупных городах и режимных районах СССР.(4)

     Какова цена «завоеваний социализма»?  В информационном центре УВД Томской области,  занимавшимся реабилитацией жертв политических репрессий, считают, что всего спецпереселенцев на территорию Томской области завезено до полумиллиона человек. Судя по косвенным данным и по воспоминаниям оставшихся в живых, от болезней, голода и лишений погиб каждый второй...Думается, это цифра не окончательная.

          Глубинные причины этой трагедии не так просты, как кажется на первый взгдяд. Разгром политических, научных и инженерных кадров страны, в том числе Западно -Сибирского региона, повсеместное  разорение крестьянства не были стихийным течением обстоятельств. Массовые репрессии нужны были как всеобщее подтверждение правильности сталинского тезиса об обострении классовой борьбы; как средство  для укрепления политических позиций Сталина как единоличного вождя и диктатора. Репрессии позволили разом решить все те проблемы, которые в демократическом обществе преодолеваются путем проведения постепенных политических, экономических, социальных реформ. Одной из явных целей репрессий была попытка уничтожить всякое инакомыслие и малейшую оппозиционность. И, наконец, советская экономика могла развиваться только используя «дешевую» рабочую силу заключенных. Вот мнение кандидата исторических наук, директора мемориального музея «История политических репрессий. Внутренняя тюрьма НКВД» Тренин Б.: «Сотни тысяч ни в чем не повинных людей действительно были брошены на берегах таежных рек - Васюган, Вах, Парабель, Чулым  - без каких бы то ни было средств к существованию. Однако не думаю, что их сознательно хотели уничтожить. При помощи такого варварского метода, как спецпоселения, государство пыталось освоить сибирскую глубинку. Трагедия произошла из-за обычной российской безалаберности: переселение было подготовлено из рук вон плохо, спецпоселенцам не хватало орудий труда, продовольствия...»(4)

        ... В начале XXI века население маленьких поселков на берегах таежных речек выживает исключительно за счет натурального хозяйства: охота, рыбная ловля, сбор дикоросов в тайге, огородничество, немного сохранилось скотоводство. Основная категория проживающих  - это старики и немногочисленное среднее поколение, которым не на что уехать в райцентры или города. В поселках нет никакого производства, больницы закрыты, школы находятся под угрозой смены статуса, значит,  ребятишкам предстоит жить в интернатах, чтобы получить обязательное среднее образование. Рассчитывать люди, проживающие в маленьких поселках, могут только на себя, власть о них, волей судьбы заброшенных в Сибирь, просто забыла. И в XXI веке потомки спецпереселенцев продолжают расплачиваться за несуществующие грехи своих предков.

     Нельзя не согласиться с кандидатом исторических наук Б.Трениным, который считает: «что избавление от губительных последствий многолетней политики массовых репрессий так и не стало общенародным делом. Глубокого духовного освобождения от былого наваждения в российском обществе не произошло. Трагический опыт народной беды в современной России не осмыслен и не востребован». Современное общество, раздираемое национальными противоречиями, значительным  имущественным расслоением, слабая правовая защищенность рядовых граждан, отсутствие ценностей, идей, объединяющей всех россиян, делает уязвимым нас и не гарантирует от повторения страшных событий XX века. Современники, надо учиться извлекать уроки из событий прошлого.... Как говорил наш российский ученый начала XX в. В.О.Ключевский: «История - это фонарь в будущее, который светит нам из прошлого».

Источники и литература.

  1. http://www.memo.ru/history/NKVD/GULAG/r3-315.htm
  2. http://www.memorial.krsk.ru/FAQ/019.htm
  3. http://www.memorial.krsk.ru/news/news.htm
  4. http://www.kolpashevo.net/narim.htm
  5. Шульга Т. «Спецпоселенцы», ж-л «Сибирская старина», № 25, 2006 г., с.16 -17.
  6. «1937 -1938 гг. Операции НКВД. Из хроники «большого террора» на томской земле. Сборник документов и материалов», изд-во «Водолей Publishers», Томск - Москва, 2006 г.
  7. «Репрессии 30-40-х гг.в Томском крае. Сборник документов», изд-во Томского университета, 1991 г.
  8. «Спецпереселенцы в Западной Сибири. Весна 1931 - начало 1933 г.», изд-во «Экор», г. Новосибирск, 1993 г.
  9. Статья  «Год 1937-й. Репрессии в Каргасокской спецкомендатуре», газета «Северная правда», Каргасок,  17 августа 2007 г.
  10. В. Макшеев «Спецы», ж-л «Историк и художник», № 1,2, 2007 г.
  11.  В.Н Макшеев  «Нарымская хроника. 1930 -1945. (документы и воспоминания)», изд-во «Русский путь», Москва,1997 г.
  12.  С. Куртуа, Н. Верт, А. Пачковский и др. «Черная книга коммунизма. Преступления. Террор. Репрессии»., изд-во «Три века истории», Москва, 2001 г.

Монголина Нина Геннадьевна, начальник отдела развития образования и
воспитательной работы при УООиП Каргасок.


Источник: Сборник "Гуманитарная экспедиция "Прощение и память" 2006 - 2007 г.
Евгений 07.01.2011 02:05
...а колышки для мест поселений были забиты уже в 1921 году... интересно чьим решением? Сталин тогда ещё вообще не при делах был!
Добавить комментарий
Имя
E-mail
Сообщение
*Пройдите проверку:


Просмотров этой страницы: 3951