Однако... Я за счастьем не хожу... Сам его произвожу!!!

Моя война

 

 

 

9 мая страна отметит 68-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне.

Более полувека отделяет нас от трагических и победных дней Великой Отечественной войны. Одних она позвала на фронт, чтобы с оружием в руках защищать свою Родину, других, в тылу, подняла на героический труд.

Судьбы тружеников тыла такие схожие и такие разные одновременно. Все они, рано повзрослевшие, прошли одинаковый путь голода, холода и тяжелого труда. Но у каждого подростка того времени страшные годы оставили в душе и судьбе собственный неизгладимый след.

«Я увидела войну глазами двенадцатилетнего ребенка, — поделилась своей историей Галина Мельникова. — Моя память крепко держит события тех горьких и тяжелых лет. Это была война не только взрослых людей, это была и наша война. Мне она запомнилась отдельными событиями».

Родилась Галина Николаевна в Томске. Отца своего не помнит. Знает только, что он был католиком, и мама незадолго до войны, взяв маленькую Галю, сбежала от него в Парабельский район. Поселившись в доме бабушки, Галина с мамой начали новую жизнь. «Мужчин в семье не было, а жизнь в деревне оказалась нелегкой, — рассказывает Галина Мельникова. — Мы держали скотину, сажали огород. Сами выращивали лен, ткали холсты. Шили юбки и кофты. Кто-то красил ткань лыком или дубом. А мы с ребятишками выбирали ил почернее и прямо в него ложились в одежде. А потом сушились и так ходили».

По словам Галины Николаевны, нужда была крайняя. Бабушка Гали любила чистоту и девочка чуть ли не ежедневно специальным веников скребла полы и лавки — другой мебели в доме не было. Шторы вырезали из газет, придумывая замысловатые рисунки. «Как вспомню детство, так слезы на глаза наворачиваются. Игрушки делали сами, сладостей отродясь не видели, работать начинали с пяти-шестилетнего возраста. Сначала по дому помогали, потом в поле», — продолжила рассказ пожилая женщина. Спасали книги. Читать Галя научилась рано и очень любила вечером, после трудового дня, читать при свете печи книги вслух. Но это зимой. А летом днем работали до изнеможения, вечером уходили на огород или на покос.

Новости, как и во многие глухие села, доходили в Кедровый мыс с большим опозданием. О начале войны узнали не сразу. Галя с мамой работали в поле, когда услышали: «Война! Война!». В одночасье вчерашние дети шагнули во взрослую жизнь. Из помощницы Галя превратилась в полноправную работницу, стала сама зарабатывать заветные трудодни. Летом девчонки трудились на полях: садили, пололи, косили сено, зимой возили навоз, ухаживали за скотиной. «Перебирая в памяти события тех лет, хорошо помню только одно — это постоянное чувство голода, преследовавшее днем и ночью, — говорит Галина Николаевна. — Бывали дни, когда мама говорила: „Сегодня у нас пустой день. Ляжем, поспим, а завтра что-нибудь придумаем“. И таких дней в неделю набиралось чуть не половина. Летом еще как-то можно было прожить — трава выручала, а зимой очень было туго. Все, что давала корова, отдавали государству. На трудодни мы получали несколько килограммов зерна. Мололи дома вручную на жерновах, и мама иногда делала из муки болтушку, добавляя разную траву и очистки от картошки. Вкуснее, кажется, я ничего не ела. Иногда мне доставался обрат. Это уже был настоящий праздник. Так и жили».

«Когда пришли известия о Победе, все кругом радовались, обнимались, поздравляли друг друга. Мы были уверены, что уже завтра начнется другая жизнь — светлая и радостная», — вспоминает Галина Николаевна. Но легче не стало. В Галину деревню, насчитывающую 23 двора, вернулись всего несколько фронтовиков. Многие из них были ранены. Так что женщинам пришлось восстанавливать хозяйство собственными силами. Девушку отправили на лесозаготовки. Там вручную валили лес, вручную грузили огромные лесины и вывозили их на лошадях. «Однажды меня так ударило сучком, что я чуть не умерла, — говорит труженица тыла. — Ох, и трудно же было! Но мы не унывали и находили время для маленьких праздников. Подводили углем глаза, выщипывали ниткой брови и по вечерам ходили на берег. Пели, танцевали, влюблялись. В леспромхозе работали и фронтовики, и парни моего возраста, те, кого не забрали в армию. В общем, жизнь продолжалась...»

Вся нелегкая трудовая жизнь Галины Мельниковой связана с лесной промышленностью. Леспромхоз, потом лессплав. Перебравшись в шестидесятых годах в Большую Гриву, Галина стала мастером лесозавода. Так и ушла на пенсию, не изменив своей профессии. В Гриве она нашла свою судьбу. Вышла замуж, родила двоих детей. «Давно не вспоминала я молодость, — поделилась женщина. — А вот с вами поговорила и нахлынуло... Никому не желаю того, через что пришлось пройти нам. Дай Бог, чтобы наши внуки, правнуки и другие потомки не знали таких лишений. Сегодня нас называют героями. А мы просто жили, делая то, что умели».

Больше десяти лет труженица тыла живет в Каргасокском Доме милосердия. «Я здесь старожил, — улыбаясь, говорит Галина Николаевна. — Пути Господни неисповедимы. Меня вот они привели сюда, о чем я нисколько не жалею». С грустью Галина Мельникова рассказывает об умершем сыне. Дочь с внуками живет в Красноярске. Она неоднократно предлагала маме переехать к ней. «Не хочу быть обузой, — объясняет свой отказ героиня этого рассказа. — Не привыкла. Так получилось, что в Дом престарелых мы приехали вместе с моей мамой, Клавдией Михайловной. Она умерла, и я буду доживать свой век здесь».

«Я счастлива, что живу сегодня, — признается труженица тыла. — Мы так мечтали о сытой и счастливой жизни, и сейчас все это у нас есть. Можно много говорить о войне и детстве, которого не было. Но я хочу забыть обо всем и никогда не вспоминать о страшных событиях, из которых состояла моя война...»

 

 

 


Источник: Газета «Северная правда»
..



Просмотров этой страницы: 1246